В мечту. Я (не) живу

Размер шрифта: - +

Глава 5. Какое желание настоящее?

Года два назад Миц и Максим очень любили сбегать с уроков. Предпочитали вместо скучных занятий погулять по городу с компанией друзей, найти и хорошенько исследовать укромные места, а, устав, прийти в кафе и посидеть в тепле за беспечной болтовней. Потом классному руководителю надоело это самоуправство, и он пожаловался родителям. Получив словесную трепку, Миц с Максимом поумерили пыл. Поначалу еще продолжали сбегать с уроков, действуя, однако, осторожнее, а потом как-то незаметно перестали.

Охраннику на двух подростков, уходящих раньше времени, было все равно, и брата с сестрой он провожал рассеянным взглядом, если вообще соизволял посмотреть на них. А вот гардеробщица — бдительная старушка с прозвищем Всевидящее Око — ни за что бы не позволила взять куртку ученику, пришедшему раньше шестого урока. Разве что показать расписание, где этот шестой урок отсутствовал, или позвать учителя, который подтвердил бы, что тебе действительно можно уйти раньше времени.  Проскользнуть мимо старушки и незаметно добраться до своей куртки было довольно-таки трудно, с собой же верхнюю одежду нельзя было брать, поэтому в холодное время года количество сбегающих с уроков стремилось к нулю. В основном потенциальные прогульщики находили способ забрать куртки и пуховики с собой, запихивая их в пакеты со спортивной формой или рюкзаки, если позволял их размер.

Но Миц с Максимом так не делали. Спокойно сдавали верхнюю одежду в гардероб, а затем так же спокойно забирали. Вернее, забирала одна Миц, до определенного момента вообще не догадывавшаяся о репутации тихой гардеробщицы. Всегда, даже когда она самовольно уходила из школы раньше времени, старушка смотрела сквозь нее равнодушным взглядом и не говорила ни слова, пока девушка искала куртку и шла к выходу. Максим постоянно пытался выпытать у сестры, что она такого хорошего сделала Всевидящему Оку, на что Миц обычно отшучивалась или просто пожимала плечами.

Она не знала, почему обычно бдительная гардеробщица не обращала на нее внимания. Но догадывалась, что причина та же, по которой люди часто не замечали Миц. Учителя никогда не спрашивали ее сами, прохожие могли натыкаться на нее, словно не видя перед собой девушку, и Миц всегда приходилось обращать на себя внимание самой.

Она почти забыла об этом за полгода затворничества.

***

Миц лежала в кресле, сонно моргая и пытаясь понять, почему она вдруг вспомнила школу, гардеробщицу и свою странную способность оставаться незаметной. Может, ей что-то снилось? Но Миц помнила лишь какие-то обрывки, которые никак не склеивались в единое целое. Чай, осколки, пасмурное небо…

Пошевелив головой, Миц ощутила прикосновение мягкой ткани к щеке. Сместила взгляд. Оказалось, девушка лежала под пледом, заботливо укрытая кем-то из родителей. Миц улыбнулась, ощутив благодарность. Хорошие они все-таки. Интересно, а сколько времени?

Пять утра, подсказал валяющийся на столе телефон, до которого Миц дошла, сонно покачиваясь. Едва пожелтевшее на востоке небо и пустая улица за окном сообщали то же самое. «Вот я и поспала, как хотела», — подумала Миц, и воспоминание из вчерашнего дня потянуло за собой остальные. Неправильный Максим, мысли о неизбежности смерти… Горечь вновь начала заполнять сознание Миц.

ПВМ, вспомнила она. Нужно спросить ПВМ, может ли он переносить других людей. Нашарив в кармане шорт серебристый кругляш, Миц прошептала:

— Можешь ли ты переносить в выдуманные миры других людей, кроме меня?

«Да, — зазвучал в голове бесплотный голос перемещателя. — Каждая модель ПВМ способна переносить между мирами других людей и существ, помимо владельца. Для этого требуется ментальное разрешение владельца и контакт с ПВМ, при этом количество переносимых существ не должно превышать четырех особей».

С каждым звучащим в мыслях словом Миц ощущала, как на ее лице расползается улыбка. Хоть одна хорошая новость за эти дни. Она сможет перенести родителей и Чару в свой мир и спасти их от смерти. Хоть кто-то из ее близких точно не умрет!

«А что насчет Максима?» — шепнул внутренний голос, и радость Миц вновь окрасилась горечью. Максим… а стоит ли пытаться возродить его? Ведь даже если получится создать идентичную копию, это все равно будет лишь копия…

Но она хотя бы сможет увидеть его. Пусть и копия, но все-таки у нее снова будет брат. Снова будут разговоры с ним, шутки, долгие прогулки по городу и просто время, проведенное вместе.

Миц вздохнула и вернулась в кресло. Поджала под себя ноги, начала задумчиво вертеть в руках ПВМ. Но для того, чтобы получился настоящий Максим, нужно явно не ее сознание. Нужен кто-то посторонний, не знающий о нем, который сможет создать такой же идентичный реальному мир, но без примеси собственных представлений о ее брате. Кто-то вроде…

Вроде Ринка и Тирри.

— А… э… черт… — сбивчиво пробормотала Миц, лихорадочно отыскивая нужные слова для ПВМ. — Способны ли персонажи из выдуманных миров создавать собственные выдуманные миры?

Нет, просить о помощи двоих Вбирающих она не собиралась. Во-первых, их еще нужно отыскать, во-вторых, вряд ли они горят желанием помочь той, которая была принята ими за врага. А вот попросить какого-нибудь человека из своего мира... Это будет намного проще, чем объяснять что-либо настоящим людям.



Юлия Коковина

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться