В мечту. Я (не) живу

Размер шрифта: - +

Глава 8. Игра в героя

Это утро определенно не было утром Миц.

И она определенно зря пришла в мир «Мы (не) умрем».

Вот и слушай потом всякие ПВМ.

— Прости, — раз в десятый виновато повторила Тлирина. — Я не умею хранить тайны. Как и врать. И почему я не могла просто промолчать…

— Да что теперь поделать, — раз в десятый пробормотала Миц, ощущая уже смирение перед выкрутасами этого утра.

— Вы когда-нибудь остановитесь? — мрачно поинтересовался Левк, крутя в ладонях плеер. На него никто не обратил внимания.

Время в мире Вбирающих приближалось к семи часам. На склад скоро должны были прийти дежурные, чтобы набрать продуктов для завтрака. Несмотря на это, никто не думал из него выходить. Все пятеро, включая Тлирину, сидели на полу, и взгляды четверых Вбирающих смотрели либо вниз, либо куда-то в пространство. Наверняка они были в ступоре от того, что рассказала Миц, к тому же не исключено, что они ощущали неловкость от того, как именно она рассказала. Неосторожные слова Тлирины стали последней каплей, и Миц попросту взорвалась. На эмоциях девушка раскрыла почти все: что она из другого мира, что этих миров множество, и она может путешествовать по ним с помощью ПВМ, как попала в мир Вбирающих и как сумела ускользнуть из него первый раз. Миц умолчала лишь о том, что все эти миры, кроме ее родного — миры художественных произведений. Остатками здравого смысла она понимала, что говорить о таком не стоит. Все это было рассказано чуть ли не криками и с ощущением «к черту все, пусть знают, мне плевать».

Ее слушали молча, то ли пытаясь осознать сказанное, то ли боясь прерывать злую истерящую девчонку. Под конец, когда Миц выдохлась и замолчала, Тлирина подтвердила, что она говорила правду. И вот теперь Вбирающие сидели, переглядывались друг с другом и старательно избегали смотреть на девушку-человека.

Миц и сама не очень стремилась встречаться с ними взглядами. Не хотелось чувствовать себя диковинным существом из другого мира, к тому же ей просто-напросто было стыдно за вспышку гнева. И почему она не сдержалась? Злость на Тлирину еще можно объяснить, но остальные ведь ни в чем не виноваты.

— Простите, что кричала, — выдавила Миц, по-прежнему избегая смотреть на Вбирающих.

Она услышала легкий шорох, точно по полу кто-то полз. Руки коснулась узкая ладонь. Осторожно подняв взгляд, Миц увидела Тлирину. Девушка зашевелила обрубками ног, устраиваясь поудобнее.

— Не переживай, — сказала она неловко, убирая руку. — Я понимаю, почему ты разозлилась.

— Все хорошо, — добавила со своего места Тирри, и воздух опять потеплел, словно озаряясь светом. — Все… все хорошо, — повторила девочка тише и замолчала. Взглянув на нее, Миц увидела, что Тирри с непонятным выражением лица смотрит в пол. Потерянным, но одновременно каким-то светлым.

— Значит… ты из другого мира, — медленно произнес Ринк, словно пытаясь осознать то, что стоит за этими словами. Машинально Миц бросила взгляд в его сторону. Ринк растерянно и недоверчиво смотрел на нее: похоже, даже подтверждение Тлирины не могло заставить сразу принять невероятную правду. Миц кивнула, хоть и осознавала бессмысленность этого действия.

— Но зачем ты пришла сюда второй раз? — спросил Ринк. Он смотрел в глаза девушке, хотя та чувствовала, что он хочет отвести взгляд в сторону. — Снова по случайности или уже с какой-то целью?

Точно, она ведь умолчала и об этом. В недавней вспышке гнева Миц совсем забыла о том, что подвигло ее снова прийти в мир Вбирающих.

— ПВМ сказал, что я найду здесь ответ на свой вопрос, — повторила она то, что не так давно говорила Тлирине. — Причем я его даже не задавала. «Зачем продолжать жить, если существует смерть?»

Ринк озадаченно нахмурился.

— Почему именно такой вопрос?

— Не стоит это спрашивать, — внезапно произнесла Тлирина предостерегающе. Да, она ведь уже знала… Но было поздно: тяжелые воспоминания о брате вновь кольнули Миц, возвращая тоску. Прежде чем опустить голову, девушка успела заметить, как Ринк с промелькнувшим пониманием на лице тоже отводит взгляд.

А впрочем, пусть знают. Она и так рассказала слишком много, почему бы не рассказать еще?

— Мой брат погиб, — сказала Миц. Слова с трудом выходили изо рта. — Случайной дурацкой смертью. С тех пор я не вижу смысла жить в таком мире, как мой. Или ваш. Если в них умереть так легко… зачем все наши старания? Наверное, ПВМ интерпретировал эти мысли по-своему.

«Поэтому я создала свой мир, где нет смерти. И куда я уйду жить навсегда вместе с родителями и Чарой. Но вам это знать необязательно».

Из слабого любопытства Миц снова подняла лицо. На нее опять никто не смотрел. Тлирина неподвижно глядела на ноги, плотно сжав губы, и ее лицо выражало грусть и… понимание. Миц вдруг осознала, что все эти четверо людей тоже могли потерять кого-то в таком мире, и на секунду она ощутила нечто близкое к единству с ними. Тирри и Левк крепко держались за руки. Тирри испуганно и с едва заметным влажным блеском в глазах смотрела в пространство, Левк напряженно уставился в пол. Едва в глазах Миц запечатлелась эта картина, как Левк отпустил руку сестры и приобнял Тирри за плечи, а она, коротко вздохнув, прижалась к нему.



Юлия Коковина

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться