В наказание!

Font size: - +

Глава 6.

Она знала, что он должен был приехать к вечеру, и поэтому не находила себе места. Арина услышала, что отец говорил Марии приготовить «отменный ужин», чтоб у Ника не было никакого повода быть недовольным.

Но все произошло совсем не так, как она ожидала. Ближе к полудню приехал мужчина средних лет и долго говорил о чем-то с отцом в кабинете. Арина слышала, что он выкрикивал ругательства и недовольства. И только когда этот мужчина уехал, она узнала, что Ник еще в начале недели укатил куда-то и отключил мобильный. Ему нельзя ни дозвониться, ни узнать, где он.

Только тогда девушка вздохнула свободней и на ее лице появилась улыбка. Она так же с улыбкой приняла ванну и стала собираться на вечеринку. Решив, что сможет сегодня расслабиться, она мысленно перебирала свой гардероб и прикидывала, что бы ей одеть.

– В чем ты будешь? – ей позвонила Диана и практически прохныкала. – Я не знаю, что мне надеть.

– Я буду в платье, в черном, скорее всего. – легко ответила Арина.

Она сегодня была полна оптимизма, а все потому, что впервые за последние дни смогла расслабиться и радоваться жизни.

– Светка говорит, что она будет в белом комбинезоне, а Ева тоже будет в белом, только она еще не решила, что это будет платье или что-то другое. – Диана стала перечислять весь свой гардероб.

– Стоп. – остановила ее Арина. – Помнишь, ты из Парижа привезла, такое воздушное платье белое с черным широким поясом? Оно будет отлично на тебе сидеть.

– Боже, я о нем и забыть успела. – радостно пропела девушка, и еще раз поблагодарив, отключилась.

Арина в тонком летнем халате и с полотенцем на голове спустилась вниз. Из гостиной кроме телевизора не доносилось ни звука. Девушка решила, что отец уже отошел и пошла на кухню. Ей почему-то вдруг захотелось шоколадного торта.

– Мария, у нас остался еще торт? – вежливо с улыбкой спросила Арина.

– Нет. – сочувственно, улыбнулась домработница. – Но есть лимонные пирожные и эклеры с заварным кремом.

– Давайте эклеры и черный чай.

– Без сахара.

– Как без? – засмеялась девушка. – Сегодня мне хочется, как можно больше сахарозы. Так, что большую чашку сладкого черного чая.

Мария в ответ тоже засмеялась. Она знала Арину еще маленькой девочкой. Еще тогда она просто обожала сладкое и была такой пышечкой, что женщина ласково называла ее пирожок. Матери до ребенка не было никакого дела, поэтому маленькая Аринка проводила все время на кухне. Мария понимала, что ребенку не хватает материнского внимания и любви и поэтому она искала его в другом месте. Женщине было жаль девочку. И сейчас наблюдая, как она выросла и превратилась в девушку, было все еще жаль.

Арина стала эгоистичной девушкой, часто требовала потакать ее прихотям. Особенно после развода родителей, она стала замыкаться в себе. В некоторых случаях была даже агрессивной, но с Марией она оставалась вежливой, хотя при отце и матери не показывала этого. Ведите ли нечего опускаться до того уровня, чтоб общаться с прислугой. Потом так же по настоянию матери, это было в тех редких случаях, когда она снисходила до общения с собственной дочерью, отказалась от сладкого.

Арина пила зеленый чай без сахара, а о пирожных вообще нельзя было упоминать. Девушка с тех пор очень похудела, но с этим и ушло все ее озорство и доброта. Ушел так же румянец и счастливая улыбка. Но сейчас, когда девушка улыбалась, Мария любовалась ее ямочками на щечках. Конечно, они сейчас плохо видны, но все же было приятно видеть ту маленькую девчушку с блестящими от предвкушения глазами. Девушке просто не хватает любви. Она никогда по-настоящему не нужна была родителям, ее по-настоящему не любили. Отец хотел сына, а когда родилась девочка, несколько недель вообще отсутствовал дома, а мать практически сразу же забыла о существовании крохи, передав ее на попечение няни. Так что с самого рождения она толком не знала, что такое любовь. Но тот, кто полюбит ее и добьется ее любви, будет самым счастливым на свете. В этом Мария была уверена.

Мария улыбалась, ставя перед девушкой сладости и чай. Арина мило улыбнулась ей и погрузила белоснежные зубки в воздушный эклер. От удовольствия она закрыла глаза и застонала. И женщина подумала, что очень долго бедняжка отказывала себе в удовольствии. Очень долго отказывалась просто быть счастливой, и наслаждаться жизнью.

– У меня еще кое-что есть. – загадочно сказала женщина, держа руку за спиной.

– Что? – спросила Арина, а ее глаза уже сверкали, как два янтаря. – Мария, неужели это то, о чем я думаю? Засахаренные ягоды?

– Ох, тебя, моя хорошая девочка, не проведешь. – засмеялась женщина. – Вот, держи.

– Мммм. – Арина сразу же положила в рот две вишенки. – Вы меня балуете.

– Тебя грех не баловать. – похлопав ее по руке, сказала женщина и вернулась к плите.

– Я ужинать сегодня не буду. – поменяла тему Арина. – Через пару часов я ухожу и вернусь поздно, так что можете меня не ждать.

– Как хочешь. – ответила Мария. – Но я все равно оставлю для тебя что-то вкусное в духовке. Оно будет теплым, когда ты вернешься.

– О, Мари. – сказала на французский манер, девушка. – Как же моя диет?

– А-ха-ха. – засмеялась Мария, как и всегда, когда Арина говорила с французским акцентом. – А вы, мадмуазель, часок другой, проведете в спортзале, и все придет в норму.

– Ах, Мари, вы, как всегда правы. – засмеялась девушка, доедая эклеры и запивая их остатками чая.

***

Герман вошел во двор и огляделся. Машина стояла в гараже, а это означало, что друг не собирался сегодня никуда ехать. Он поднялся на крыльцо и позвонил. Ник открыл через несколько минут и улыбнулся. Его подбородок и щеки были в пене.



Ника Романова

Edited: 07.05.2017

Add to Library


Complain