В неволе чувств

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 8

ГЛАВА 8

 

После свадьбы наших родителей мы с Кириллом больше так и не виделись, хотя я несколько раз бывала у Титовых дома. Большая трёхкомнатная квартира, куда больше нашей с мамой, имела высокие потолки, украшенные лепниной и скудную обстановку.

- Ничего со временем всё приобретётся, - отмахнулся от моих расспросов Геннадий. - Хотя в принципе не из тех, кто любит нагружать обстановку.

Что ж в этом они с моей мамой похожи. Я вот люблю, когда помещение заставлено. Не нравится мне, когда вокруг много свободного пространства. В этом плане мне понравилась комната его сына. В правом углу стояла кровать, над которой висело множество полок с книгами по медицине. Перед окном стоял широкий стол и шикарное удобное кожаное кресло. Помимо него, имелось ещё два кресла-мешка с расцветкой футбольного мяча. Ещё имелся длинный шкаф для одежды и стеллаж для книг. И снова - сплошь про медицину.

- Кирилл учится на врача, - пояснил Геннадий.

Я на это только кивнула. Уже и сама догадалась. Хотела уточнить, какого именно, но не стала. А книги ничего мне не сказали. Слишком много их было: по хирургии, фармацевтике, педиатрии, стоматологии и даже онкологии. Последнее вынудило передёрнуть плечами. Никогда не любила врачей, а подобные вовсе вызывали необъятный ужас. Они у меня со смертью ассоциировались. Потому я скоренько закруглила тему, а через час и подавно ушла, заметив, что мой пребывание уже начинает мешать молодожёнам.

И вот теперь, две недели спустя, приходилось с ними прощаться. Почему-то я себя ощущала той матерью, которая до жути боится отпустить от себя своего ребёнка. В моём случае мать.

- Ты точно всё взяла? Тёплую одежду, на всякий случай?

- Даш, - с укором посмотрела на меня родительница, а после обняла. - Я всё взяла и даже больше. И противозачаточные в том числе, если тебя это успокоит.

Не успокоило, но я постаралась взять себя в руки. Этому немало способствовали мысли о возможном пополнении нашей семьи. Почему-то это вызвало ужас, который окружающие неправильно интерпретировали. На мою радость. Потому что я не просто представила это самое пополнение, а себя - причиной оного. Даже руку на живот положила, чтобы удостовериться, что нет ничего подобного.

- Даш, успокойся, пожалуйста. Всё будет хорошо.

Я на это только кивнула, пребывая всё в той же прострации.

- Так. Всё. Мы никуда не едем, - заявила мама следом, беря меня за руку. - Хотя хоть убей не понимаю, с чего ты вдруг так испугалась.

И вот теперь я пришла в себя.

- Нет! - выкрикнула громче, чем собиралась. - Нет, - повторила уже спокойнее. - Всё хорошо, - вымученно улыбнулась. - Я просто вчера по телевизору на новости попала, а там о крушении самолёта говорилось. Вот я и… - оправдалась, как смогла.

Наврала, да.

- Глупости. Если всего так бояться, то из дома перестанешь выходить. Уверена, всё будет хорошо. К тому же, мы ведь уже летали когда-то. И ты, помнится, любила самолёты.

- Любила, - повторила за ней эхом. - Ты права. Глупости это всё. Простите меня. Просто мы с тобой никогда раньше не расставались так надолго. Одно дело, когда ты в больнице, и другое… Тут я тебя в любой момент могу увидеть…

- Даш! - перебила меня мама. - Хватит себя накручивать! Да что с тобой вообще такое?

- Не знаю, - промямлила я жалобно.

И я действительно не знала. Но иначе тоже не получалось.

На плечи легли тёплые ладони, чуть сжав их.

- Всё в порядке, тёть Лиз, - послышался тихий, дарующий уверенность голос Кирилла. - Я присмотрю за Дашей. А вам желаю хорошо отдохнуть. Регистрация началась. Отец просил передать вам, что ждёт вас.

Та рассеянно кивнула, глядя на меня с напряжением.

- Даш, если всё так плохо, я правда могу остаться.

Знаю. Но никогда себе не прощу, если лишу её этого отдыха. Когда выпадет ещё такой шанс? С их-то вечными дополнительными сменами в больнице.

- Не надо, - охрипшим от волнения голосом выдавила из себя. - Я просто перенервничала. Прости, - постаралась улыбнуться как можно более беззаботней. - Отдыхайте. Обещаю, со мной всё будет хорошо. Ты только позвони, как приземлишься, ладно? И потом каждый день тоже звони. А лучше утром и вечером. И в обед. И…

- Тёть Лиз, вам пора, - перебил меня Кирилл.

Та посмотрела на него, закусила губу, а после кивнула. Подхватила сумку и уже собралась уйти, но в последнюю минуту вернулась, стиснув нас обоих в крепких объятиях, поцеловав в щёки.

- Вы тоже берегите себя, дети, - наказала строгим тоном и, наконец, упорхнула к ожидавшему её неподалёку супругу.

Геннадий, заметив, что я на него смотрю, ободряюще подмигнул и кивнул, после чего обнял мою маму и повёл к стойке регистрации.

Мы с Кириллом остались стоять, где были, пока они не скрылись из вида. И после я не ушла, пока не самолёт не взлетел и не затерялся в густых облаках пасмурного неба.

- Всё будет хорошо, - раздалось негромкое над ухом. - Вот увидишь.



Анастасия Пырченкова

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться