В объятиях Февраля

Размер шрифта: - +

Глава 6

* * *

Февраль приблизился и заключил моё лицо в свои ладони.

Его запах заполнил каждую клеточку моего тела, просочился в каждую пору, отпечатываясь в памяти навсегда…

Касание его губ…

Я не дышу, боясь спугнуть этот момент, который кажется мне наваждением, сном, а не явью…

Его тёплый язык касается моих губ, и стон срывается из самой глубины души…

Дрожь пробежала по всему телу, словно рябь прошла по воде…

Закрываю глаза и расслабляюсь, отдаваясь во власть новых ощущений.

Мужские губы, сначала изучали и пробовали… Но теперь Февраль отпустил себя и отдаваясь вдруг налетевшей страсти, невозможно сладкий дарит поцелуй – дарит и берёт, словно пьёт меня, как путник, уставший без воды и получивший желанную влагу – жадными глотками пьёт и возвращается к жизни…

Я осмеливаюсь и касаюсь пальцами его волос – нежные и шелковистые пряди, чёрные как вороново крыло приятно пропускать между пальцев…

Сколько длится наш поцелуй?

Вечность?

Но мне кажется, прошло всего одно мгновение и хочется ещё…

Февраль оторвался от моих губ и тяжело дыша, произнёс:

- Ты пахнешь как ванильная карамель…

Улыбнулась, и сказал в ответ:

- А ты пахнешь морозом и льдом, свежестью весенних лугов и мятой, а ещё клубникой…

- Странный запах ты обрисовала, - заметил он и отстранился, но взял мою ладонь в свою. – Тебе понравился поцелуй?

Смущённо улыбнулась и честно призналась:

- Очень.

- Я рад. А теперь пойдём.

Я обернулась, ища взглядом сильфид, но малышек словно след простыл, а потом увидела, что крошки упали в обморок и кучкой, друг на дружке лежат без сознания на столешнице журнального столика.

Улыбнулась. Бедняжки не выдержали той искры и страсти, что проскочила между нами, и лишились чувств?

Февраль потянул меня на выход, но я вновь спохватилась и сказала:

- Стой! Я ведь в одном платье, а там холодно…

- Ты не замёрзнешь, - сказал он. – Я поцеловал тебя, Кира. Тебе больше не страшен холод.

- Какой чудесный поцелуй, - сказала я разочаровано.

То есть, он меня поцеловал лишь для того, чтобы я перестала испытывать холод?

Стало немного грустно, но я постаралась отогнать эту грусть и вышла вместе с Февралём на крыльцо.

Зимний вечер, воет Вьюга и, почувствовав своего хозяина она, обернувшись пушистым снежным зверем, стала ластиться к ногам Февраля.

Он потрепал её по ветряному загривку и довольная Вьюга, вновь обернувшись высокой воронкой, улетела куда-то вдаль.

А я вдруг поняла, что действительно не ощущаю холода.

Снежинки падали с неба, падают на мою кожу, но я не чувствовала неприятного холода от них, наоборот, я прекрасно ощущала, какие они пушистые и мягкие!

Февраль отпустил мою руку и чуть вышел вперёд, обернулся и сказал:

- Смотри.

Он вдруг громко свистнул, приложив пальцы к губам.

Через несколько мгновений раздалось громкое ржание.

Из заснеженной дымки лёгкой, но могучей поступью, вышел огромный как гора, сильный конь. Его шкура сверкала серебристой изморозью. Его густая белая грива развивалась по ветру. Его глаза излучали мудрость. Острые уши шевелились, улавливая малейший звук.

Февраль подошёл к коню и погладил его по густой гриве, с которой тут же посыпались снежинки.

Мужчина обернулся ко мне и протянул ладонь.

- Подойди, Кира. Познакомлю тебя со своим другом, которого я так долго не звал, но он не бросил меня и не покинул, хотя имел полное право уйти… Его зовут Зимовий… 

- Какой он красивый и… большой, - прошептала завороженно.

Такого чуда я никогда не видела. Это был не просто конь, это был настоящий снежный конь Февраля!

Я стояла неподвижно, будто бы моё тело застыло.

- Подойди, - сказал Февраль и протянул мне руку – медленно и осторожно, словно протянул ладонь пугливому зверьку.

И было в этом движении Февраля что-то особенное, что-то большее, некое стремление, будто он вложил в этот жест свою душу. Будто он просил меня довериться ему, и его взгляд подтверждал мои мысли.

Февраль смотрел на меня с надеждой? 

Я улыбнулась и вложила в его ладонь свою и подошла ближе.

Морда Зимовея вблизи оказалась невероятно огромной!

Конь всхрапнул и ткнулся мне в плечо, мягкими губами захватил ткань моего нового платья.

- Ой, - рассмеялась я, отбирая у него кусочек кружева.

- Зимовий, не балуйся, - рассмеялся вдруг Февраль.

Удивлённо посмотрела на мужчину, впервые услышав, как он смеётся.

- Что-то не так? – спросил он, увидев моё изумление.

- Нет, всё прекрасно, - замотала головой. – Просто ты засмеялся, а у тебя оказывается, очень красивый смех и ещё невероятная улыбка… Она тебе очень идёт.

Сама не заметила как перешла с ним на «ты», но Февраль ничего по этому поводу не сказал или не обратил внимания, и я решила, что всё нормально. Тем более, просто так он бы не стал дарить мне такое платье и знакомить со своим другом. Так ведь? Или я себе что-то придумала?

Февраль на мои слова снова улыбнулся и сказал:



Татьяна Михаль

Отредактировано: 13.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться