В объятиях ночи

Размер шрифта: - +

Глава 8.3

– Я просто иду домой, мне не нужны проблемы, – мой голос дрогнул. Но парень лишь растянулся, в обманчиво-милой улыбке.


– Какие проблемы красавица? Мы просто помочь тебе хотим. Так сказать на хлеб подзаработать.


– Мы не обидим, чаевые хорошие дадим, если постараешься. – Оба тихо засмеялись, наполняя этим жутким звуком моё дрожащее тело. Я недолго думая рванулась в другую сторону от них. Но сделала лишь пару шагов, как меня камнем откинули вниз на землю, жестко потянув за волосы. От боли из глаз мгновенно брызнули слёзы.


– Постой, милашка, мы еще не начали даже, – один вдавил моё лицо в месиво из снега и грязи, навалился сверху.


– Нет, – захныкала я, выпуская на волю свое отчаяние. – Я не проститутка, пустите меня.


– Чего отнекиваешься? Что, может рожей не вышел? - он приподнял меня за плечи и снова с силой опустил на землю. Половину лица обожгло острым огнём и на грязно-сером снегу появились багровые пятна.


– Жаль портить такое личико, но ты сама не захотела по-хорошему, – обвиняюще заявил второй.
Он стоял и наслаждался картиной, которая открывалась его мерзкому жадному взгляду. Как только я почувствовала, что меня переворачивают на спину, решилась на бездумный поступок. Ну что еще я могла в такой ситуации? Будь что будет.


Со всего размаху моя рука упала на гадкое лицо насильника. И согнув колено, встретила с упоенной радостью его – совсем немужское достоинство. Он взвыл и сложился, пополам придерживая остатки единственного основания, привязывающего его к мужскому полу.


Бежать.


Нужно было что-то делать. Отбиваться, выцарапывать глаза, кусаться. Но что могла я, девочка метр шестьдесят, против двух парней? Это было безнадежно. Но как с этим смириться? Просто сдаться?


Что хуже: быть покорно изнасилованной, с возможностью сохранения жизни, или драться до последнего вздоха, с перспективой поспешной смерти? Я и предположить не могла, что смогу вообще задуматься когда-либо об этом. Но как оказалось выбора нет.


Пока один отдавал дань своему внезапному пришедшему горю и уповал на милость Господа сохранить то, немногое что осталось. Второй уже разъярённым быком летел в мою сторону. Он схватил меня за волосы и решил проявить мужскую солидарность, залепил мне добрую пощёчину, рассекая в кровь губу.


– Ах, ты ж сука, – проорал мне в лицо, рывком поднимая меня на ноги. Мне показалось, что он сдерет с меня скальп, с таким рвением он дергал мои волосы.


– Марв, ты как? – окликнул мой мучитель лежавшего приятеля.


– Эта потаскуха отбила мне все яйца, – прохрипел тот. – И теперь я хочу убить эту тварь.


– Она уже ждет тебя, – меня встряхнули и начали расстегивать джинсы. Я закричала в надежде, что меня кто-нибудь услышит, и получила удар в живот. Нет, никто не услышит. Только в фильмах спасают вовремя людей. А это, жесточайшая, несправедливая реальность. Мир, который прогнил до костей. Здесь нет людей, одни монстры.


– Надо придумать, куда ее выкинуть.


– Подумаем об этом потом.


Я почувствовала как холодная, грязная, мерзкая рука полезла ко мне в трусы, бесцеремонно сжимая кожу до багряных синяков. Я брыкалась, кричала, умоляла, но эти нелюди просто сопели надо мной и продолжали беспощадно терзать моё тело. Меня почти выворачивало от омерзения этих касаний, и казалось, их яд пропитывал мою кожу, разъедая ее своей гнилью.


Меня снова впечатали в снег, и я лишь могла безвольно глотать его мокрую прохладу. Я больше не хотела дышать. Закрыть глаза и не видеть, что со мной делали. Оставалось представить, что это вовсе не я, сейчас лежу избитая в снегу. И совсем не меня пытаются изнасиловать два урода.


– Я первый, эта сука мне должна.


И что теперь? Теперь то мне точно не уйти целой. Я не собиралась носить траур о потери таким способом девственности, но и жизнь мне они не хотели оставить. А есть ли смысл после такого жить?

Зачем?


Смерть, так смерть...


– Развлекаешься, мышь?



Елена Игги

Отредактировано: 23.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться