В объятиях ночи

Размер шрифта: - +

Глава 13.2

Мерзавка Вивьен, по своей гадкости не упустила шанса и наступила мне на ногу. Все было сделано чисто, как бы невзначай. Но я-то точно знала, что эта курица нарочно меня достаёт. Теперь, я на почетном первом месте в ее списке жертв.


Потеряв равновесие, я споткнулась о свою ногу и опрокинула поднос на себя. И не только на себя. По невезучей воле случая половина жидкости выплеснулась на грудь стоящего Аарона. Я шикнула от того что почувствовала боль в районе предплечья. Меня обожгло горячим чаем. И поднос полетел на пол, со звоном который отдавал в уши. Этот гулкий звон смежался с удивленными возгласами толпы и тошным криком Вивьен. Я с ужасом наблюдала, как коричневая жидкость растекалась на белоснежной рубашке. Как только я увидела его, то мой мозг сразу отметил, как необычайно шел ему белый. Все время я его видела только в черных и серых вещах, которые усугубляли его мрачный стиль. А этот белый… Но вовремя отогнала эти мысли.


Я была обескуражена и напугана. И знала, что он сейчас сорвется на меня. Будет считать, что я нарочно это сделала и припишет в мой непонятный перед ним долг. Пока Вивьен кудахтала над Аароном и стряхивала с него видимые невидимые капли, я попыталась собрать с пола крупные осколки разбитой чашки, шепча под нос извинения.
И кому они вообще сдались?


– Посмотри, что ты наделала, – прогремела змея- Вивьен.


Так, по твоей же доброте душевной.


– Это ты специально, да? – не унималась она. А мне хотелось превратиться в эту лужу на полу и раствориться. И больше не испытывать на себе тяжесть ледяного взгляда, который в отличие от Вивьен подавлял своим спокойствием.


– Нет, я… Не хотела…– я хотела оправдаться перед всеми и почему-то, в особенности, перед ним.

Снять с себя груз какой-то невидимой вины. Но он лишь стряхнул с себя последние капли чая и колы, вместе с руками Вивьен(?). На секунду задержал на мне взгляд и спокойно покинул зал кафетерия. Без криков, обвинений и ругательств? Его «девушка» презрительно фыркнула, напоследок окинув меня сардоническим взглядом, и испарилась вслед за ним. И что, по-вашему, мне делать? Теперь вся школа считает, что я нарочно донимаю эту парочку, ведь хитрая Вивьен публично продемонстрировала это.

А если Аарон и за эту нелепую случайность спросит с меня? Хоть мне и горько это признавать, но я действительно должна ему деньги за ремонт его дорогущей машины. И черт же меня дернул оцарапать ее. Пока он сильно не трусил меня по этому поводу, хотя его странные, – которые можно посчитать двусмысленно – слова до сих пор не давали покоя.


Кинув поднос на первый попавшийся столик, я пулей вылетела из кафетерия, даже не обернувшись на Ритын зов. Решив, что я окончательно рехнулась, я шла по длинному коридору в поисках его. Людей практически не было в коридоре, так как все сейчас обедали и были свидетелями очередного моего унижения. Но все о чем я могла сейчас думать, «где искать Аарона?». И на глаза мне попался мужской туалет. Может? А, была, не была.


Распахнув дверь настежь, я обнаружила его у раковины. Закрыв за собой дверь, я замялась на месте. Теперь моя смелость и решимость улетучилась. Так в основном всегда бывает при виде этого высокого парня. Но сейчас моё дыхание сбилось, а пульс участился. От увиденного в груди что-то гулко рухнуло. Может это моё сердце разбилось об эту каменную обнаженную спину? Мой неконтролируемый жадный взгляд прошёлся по его широким плечам, спускаясь к узкой талии.


– Тебе мама в детстве не говорила, что не прилично девушкам заходить в мужской туалет? – раздался ироничный голос, не оборачиваясь ко мне.

Он ровными складными движениями смывал со своей, будучи недавно белой, рубашки въевшиеся темные пятна. Как он понял, что это я?


– Я пришла извиниться, – честно высказала я.


Он хмыкнул и медленно повернулся ко мне. Ну, блин. Лучше бы он стоял спиной, я так хоть могла дышать. Он так это делал, словно нарочито пытался показать себя во всей красе. А мне лишь оставалось взирать на него и млеть от его вида. Когда я стала такой слабачкой, что от вида обнаженной груди парня у меня дрожали и подкашивались ноги?


– Да неужели? Значит, облила меня публично, а извиняться прибежала наедине? – он деловито скрестил руки на груди, от чего его мышцы на руках вздулись.


– Это была случайность, – воскликнула, делая шаг вперед.

Я хотела показать, что не боюсь его, даже после этой случайности. Хотела всё прояснить, что бы между нами не было недомолвок.


– Как и крыло моей машины? – напомнил учтиво он.


– Я… – Он не даст забыть этот проступок. – Послушай, я просто хотела сказать, что облила тебя не нарочно, и если бы не твой цербер, то я бы сразу же и извинилась.


Он издал тихий грудной смех. А я, невольно замолчав, залюбовалась им. Он оголил ряд белых ровных зубов и сразу скрыл их от меня. Его грудь зашлась в невесомом покачивании от его легкого звучного смеха, а мышцы живота начали сокращаться, демонстрируя мне четкие бугристые кубики пресса. Его литому телу могли бы позавидовать все качки и супер пляжники.


А я только что неосознанно позавидовала этой Барби. За то, что она могла касаться его. Ощущать под своими пальцами его мягкость кожи. В то время, когда я лишь снедалась этим желанием.


– Мне не нужны твои извинения, – его смех замолк, и голос стал твердым. Это вывело меня из вожделения этого человека.


– Ну и славно, – я старалась не выдать свою горечь от этих слов.



Елена Игги

Отредактировано: 28.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться