В объятьях мечты

Размер шрифта: - +

В объятьях мечты

В объятьях мечты

Глава 1

«У меня нет всего, что я люблю. Но я люблю все, что у меня есть». Лев Толстой.

 

Подходил к концу обычный рабочий день, и Катерина, не спеша выключила компьютер, посмотрела на часы, которые показывали без трех минут пять. Последнее время — это ежедневный ритуал стал для нее невыносим. Очень не хотелось возвращается в пустой дом. Особенно она боялась наступление темноты, ночью бывали обстрелы, сейчас уже реже, но тем неожиданней. Приходилось быть на чеку. Всегда быть готовым бежать в подвал. В то время в Украине третий год шла гражданская война, так называемая АТО. Обстрелы ее города, были довольно часто, городок находился на линии прикосновения, в «серой зоне». Страдали во основном дома мирных жителей и сами мирные жители. Зачастую приходилось быть в этом подвале по трое суток, не спать не есть, при этом каждый день ходить под обстрелами на работу.

Вот так живя почти три года ненавистью к этой проклятой войне, к государству которая допустила эту войну, к себе за то, что не могла изменить свою жизнь, выйти из этого коматоза, в котором она, и многие люди живут благодаря этой ситуацией. Зла на людей, которые сумели вырвется от сюда и начать новую жизнь в дали от всего этого ужаса. Катя не просто была не довольна своей жизнью, она была в бешенстве от себя и своего бессилия. Все в ее королевстве где почти три года назад был полон порядок, сейчас – все наперекосяк – бесконечный хаос, страх и унижение. Сначала эта война, за тем развод после восемнадцатилетние в браке затем, частичная безработица. И в этой злобе доведенная до предела, она мечтала полностью изменить свою жизнь. Сделать полную перезагрузку. Но с чего начать она не знала. Не знала, а главное боялась.

Катя была уверена только в одном, что сейчас, выйдя с работы, направится домой, покормит своего кота, усядется опять за компьютер. В городке где она жила, вовремя войны был не сильно большой выбор, чем себя занять. Или идти в бар напивается или идти домой. Конечно «Бар», это громко сказано, простая забегаловка, после посещения которой, на следующее утро будет известно о каждом, кто и что делал. И это все, будит обсуждается на единственном предприятии где работает 60% всего населения ее городка.

И сегодня выйдя с работы и пройдя свои положенные два километра Катя направилась домой. Эта ходьба на работу и с работы была ее единственная любимое занятие, и заодно поддержание формы. Но только это занятие можно было осуществлять в дни так называемого «перемирия». Когда не стреляли, тогда можно безопасно идти вдоль дороги, нечего не боясь. Сорокалетняя Катерина выглядела моложе своих лет. Довольно высокая, стройная брюнетка с длинными волосами. Ей часто говорили, что она похожа на Монику Беллуччи. Хотя Катя не находила нечего общего с известной кинодивой, но ей это стило, и она, прилаживая много усилий к своему внешнему виду. Но не только из-за сходства, но еще потому-то, Катя очень боялась старости. Боялась, что еще по-настоящему не любила, и не жила.

Подойдя к своему подъезду посмотрев с грустью на свой балкон и окна Катя пошептала: «Дом, любимый дом». Ее радовало, что дом где она живет почти не пострадал. Когда в соседний подъезд два раза попал снаряд, пострадали два подъезда, но каким-то чудом, ее подъезд был невредим, даже окна были целыми. В этот день погибла молодая девушка. Этот страшный день Катерина вспоминает каждый день, потому-то выходя и заходя каждый раз в свой подъезд, она видела стоявшую возле него большую вазу с цветами, именно в том месте где была смертельно ранена Шурочка. После этого именно происшествия, Катерина, стоящая в крови по пояс из-за того, что пятеро взрослых людей пытались затащить раненную и еще живую Сашу в безопасное место в подвале, она поняла, что жизнь это – мгновение. Что надо ценить каждый день, каждую минуту, которую ты живешь. Зайдя к себе домой, покормив двух котов, Катерина спешила сесть за компьютер, ей очень хотелось быть подальше от кухни, чтоб не кушать после шести, и заодно поговорить по скайпу со своей дочерью. Которая была в Луганске на другой стороне «баррикад». В свои двадцать лет она была самостоятельная молодая девушка, которая училась на третьем курсе университета. И жила в трехкомнатной квартире где проживают Катины родители. Вовремя войны они уехали к ней, на дачу. Где развели бурную деятельность. Завели хозяйство и двадцать соток земли. И пока не собирались возвращается в Луганск. Мизерная пенсия не позволяла выжить в двум пенсионером в большом городе.

Поговорив с дочкой Катерина стала листать объявления на работу в Италию. Почему именно в Италию? Да все просто, там работала ее двоюродная сестра. И просто, куда ни будь лишь бы подальше от сюда. Конечно, она не верила во все эти объявления, но попытка не пытка. Шанцев у нее было мало, во-первых, ее возраст. Сорок лет это уже почти приговор на престижную и интересную работу. Но какая престижная и интересная работа может ждать в Италии? Конечно не какой. И это потвердели объявления, которые она начала изучать. Выбор был между сиделкой и сиделкой. Попадались еще работа в кофе, только туда требовались девушки до 30 лет и знания языка.

Но все же одно объявление ее заинтересовало «для сорока шестилетнего мужчины нужна домработница. (уборка, стирка, приготовление еды) требуется женщины от 35 до 40 лет.» Они ждали резюме и фото. Катя отправила на бум, фото, и на скорую руку написала резюме, и уже мысленно покидала свой городок, улетала в Италию.



Владова Василиса

Отредактировано: 23.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться