В одно касание

Пролог

– Я тебя прошу, не позорься, – в глазах Кизякова читается мольба, но мне уже все равно, я слишком измотана этими глубокими чувствами, что мозг совсем отключился.
Что мне еще остается, как не закатить истерику? Это будет завершающим аккордом всей нашей долгой песни. Я выпиваю залпом стакан с алкогольным напитком, спертым мной только что у соседа рядом. Можно подумать, и без того недостаточно пьяна. Уверенно поднимаюсь с дивана, поправляю платье, чтобы сидело лучше. Наверняка, мои глаза уже заволокло дымкой от алкоголя, а значит, я казусно выгляжу, но это не может остановить, и направляюсь пьяной походкой прямо туда, прямо к нему.
Смотри, все ради тебя, любимый. Жди, я иду к тебе.
Меня уже ни что не может остановить, я почти у цели. Все происходит, как в замедленной съемке, я вижу его, меня интересует только он, остальное не важно. Я вижу Аллу, она обнимает и целует его свободно, так, как будто это само собой разумеющееся. Миша не протестует, он наслаждается этой близостью. Как потрясно. Меня и вправду трясет. Три шага, два шага, один шаг, и я рядом, солнышко. Вот она – я. Безмозглая. Уставшая. Пьяная. Сейчас эта девушка закатит такую истерику! Эмоционально всё будет. Я дёргаю Кварца за руку, отрывая от страстного поцелуя. Судя по лицам, пара не ожидала такого. А чего ты хотел, любовь моя?
– Как время проводим? – спрашиваю я дружелюбно у Миши, в ответ молчание и ошарашенные глаза. Именно ошарашенные, по-другому и не скажешь.
– Что ты наделал, Кварц? – злобно ударяю в его плечо кулаком.
Итак, понеслась. Я внимательно слежу за всей реакцией идиота, какую он мне дает. В его глазах безразличие сменяется раздражением, и именно сейчас я понимаю, что проиграла. Не важно то, что он чувствует на самом деле ко мне, ведь я достала бедного парня до такой степени, что смотреть на меня не хочет. Это конец. Мне бы уйти, но вот характер трусливо сбежать от казусной ситуации не позволяет. Знаю, что от придурка больше ничего не получу, поэтому с любовью и нежностью обращаю взор на соперницу. В её глазах читается удивление. Чему удивляться, идиотка?
– Поздравляю, Алла, ты такая умная, и красивая, и сексуальная, что аж дух захватывает, – сама не ведаю, что говорю, но упорно продолжаю нести эту чушь, ведь не уходить же просто и красиво? – Миша, любимый, обещаю, что это последний мой ёбнутый подвиг.
На душе так гадко-гадко, что сложно дышать. Я точно знаю, что завтра, когда пройдет похмелье, буду эмоциональным овощем. Мне очень трудно придется, если я выживу после этого приступа вообще, понимаю, что позорюсь специально для того, чтобы чувство вины хоть немножко уменьшилось. Что со мной вечно такое? Почему нельзя быть обычной и простой девушкой? Не воспринимайте мой психоанализ серьезно, я чокнутая. Мне нужно что-нибудь, что поможет покинуть это место правильно, потому как я не знаю, что еще сказать. Мои внутренности выпотрошили только что этим безразличным взглядом. Почему бы не упасть в обморок? Что за фигню я вечно несу? Понимаю, что ничего не остается, как обреченно вздохнуть и позорно удалиться, что и делаю. Прощай, Моя Любовь.
У меня не получается и пяти шагов сделать прочь, как здоровый мускулистый мужик так стильно ударяет меня в плечо, появившись откуда-то неожиданно, что я теряю равновесие и падаю на холодный танцпол. Отлично. То, что нужно. Даша в гневе. Какой эмоциональный вечер. Следующие пять секунд я сижу на месте, не желая двигаться. Голова кружиться, вокруг веселятся танцующие пьяные люди. А что я? Я пьяный тухлячок.Что-то как-то все слишком грустно.
– Даша! – знакомый голос звучит рядом, через мгновение мужские руки поднимают меня на ноги. – Что ты творишь?
Дима беспокоится обо мне, поэтому я просто и от души обнимаю его, разум туманится еще больше, кажется, на нервную систему действует напиток того парня.
– Он не любит меня, – я начинаю плакать.
Слёзы скатываются по щекам и падают на пальто друга, оставляя мокрый след. – Он ненавидит меня.
– Тшш... Пойдём отсюда, – произносит Кизяков, целуя меня в висок.



Евгения Волконская

Отредактировано: 09.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться