В отражении тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 2

 

Глава 2

 

Азоль ненавидела чужую личину, ведь она гордилась своим происхождением и принадлежностью Тьме, но за границей Шарикана было глупо заявлять о себе, да и опасно. Так что она чуточку подправила внешность, стараясь лишний раз не заглядывать в зеркало, так как в отражении не было раскосых глаз, заостренных скул и черных – как самая темная ночь – глаз. Теперь Азоль выглядела как обычная жительница Рандала, ведь среди местных женщин встречались и брюнетки, хотя большая часть населения была светловолосой.

На землях королевства Рандала Азоль не спешила использовать собственную магию, часто решая возникающие проблемы обычным оружием. Так что меч и лук стали неотъемлемой частью ее костюма наемницы, за которую она себя выдавала.

Отец Азоль внимательно следил за внешней политикой, его шпионы доносили обо всем, что происходило в соседних государствах. А что не могли узнать шпионы, могла предсказать Лейли. Она не всегда могла заглянуть в собственное будущее или судьбу детей, но мир давно стал для нее открытой книгой, которую она могла прочесть от корки до корки.

Азоль подозрительно посмотрела на покосившуюся от времени таверну, даже крыша накренилась, грозя рухнуть на голову завсегдатаям. Но она успела проголодаться, так что ее не смутил громкий мужской хохот и то, что двери таверны распахнулись, и на грязную мокрую землю бросили совершенно пьяного военного. Азоль набросила укрепляющее заклятие на крышу, после чего хмыкнула, видимо, до нее многие маги поступали так же, вот таверна и не рухнула, оплетенная магической защитой. А хозяин, возможно, и не латал прохудившуюся крышу зная о том, что маги побеспокоятся о своей безопасности. Она перешагнула через тело пьянчужки и вошла внутрь.

В таверне стало тихо, когда посетители разглядели девушку. А все посетители, кроме подавальщиц и нескольких разбитных девиц, были мужчинами – человеческими солдатами.

Армия Тасории несколько месяцев назад перешла границу Рандала и напала на Омскую крепость. Так началась затянувшаяся война.

Азоль впервые серьезно повздорила с отцом, который продолжал отстаивать политику невмешательства Шарикана в дела других королевств.

Король Мендел согласился с доводами темного жреца. Тогда Азоль попыталась воздействовать на принца, но Карелан опять заговорил о браке. Она только фыркнула, замуж она не хотела, по крайней мере в ближайшие годы. Да и принц еще не заслужил прощения за то, что заставил ее год служить в столичном храме. А прощать темная жрица, Монтей не ошибался, не умела, да и не хотела учиться.

Азоль подошла к стойке, разговоры в таверне возобновились, хотя мужчины – то и дело – смотрели на девушку, которая не вписывалась в окружающую обстановку.

Тощий хозяин трактира – Першик – обеспокоенно взглянул на посетителей, его торговая жилка вопила, что сегодняшний вечер закончится потасовкой, а виновница его бед стоит перед ним. Но что-то во взгляде девушки удержало трактирщика, и он не указал ей на двери. Першик был ребенком, но хорошо помнил предыдущую войну. Тогда трактир отца сожгли дотла. Отец восстановил его, все до последней неудобной двери. Першик же надеялся избежать разрушений, ведь солдаты скупо платили за еду и выпивку: им опять задерживали жалованье. Знали генералы – выплати деньги в срок, и солдаты все спустят на девок и выпивку.

- Отдельная кабинка есть?

Азоль села на табурет, брезгливо подвинув недопитый кувшин с сивухой.

- Нет, госпожа.

- А комната?

- Все сданы господам-офицерам, - пригорюнился Першик, лишившись последней возможности отослать девушку с глаз солдат.

Азоль поморщилась, потом принюхалась к запахам с кухни.

- Это что – запах куропатки? - недоверчиво уточнила она.

- У сестры ферма.

Домой в последняя время она возвращалась очень редко, так что по куропаткам успела соскучиться. Поэтому она сделала заказ и внимательным взглядом окинула таверну. Она обратила внимание на неприметный столик в углу, который был занят безусым пареньком.

Она даже кожей чувствовала оценивающие взгляды, но солдаты не позволяли себе вольностей, ведь в королевстве не так много женщин носили за спиной оружие. Причем не украшение, годное разве что для фехтования в зале, а настоящий меч старых голеских мастеров.

Паренек за столом поднял карие глаза.

- Не помешаю? - присела на лавку Азоль напротив парня.

Тот окинул ее беглым взглядом и отрицательно покачал головой. А темная жрица обратила внимание на знаки отличия на форме практически еще мальчишки.

- Такой молоденький и уже капитан? - улыбнулась она, гадая, какой подвиг совершил юноша, что заслужил повышение по службе.

Парень покраснел и смутился.

- А ему родители купили звание! - заржал за соседним столом мужик с рванным правым ухом.

Молодой капитан, который до этого сидел безразличный ко всему, вскочил на ноги, опрокидывая поднос с едой.

- Да как ты смеешь, солдат? Под трибунал пойдешь!

- А ты не стращай меня, капитан! Ты лучше с мое, парень, повоюй, а потом уже приказывай мне!

Азоль достала небольшой блокнот и сделала пару записей, игнорируя перепалку мальчишки и солдат. Она так увлеклась записями, что не заметила, когда в таверне вновь стихли разговоры. Причиной тому стали три типа в черных камзолах и брюках. Королевство Рандал с трудом собственными силами противостояло Тасории, поэтому оно и привлекло на службу наемников. Черные камзолы принадлежали головорезам, которые выбивали зубы убитым, нанизывали их на нити и носили как украшения. Один труп – один зуб, как жемчужина, украшал ожерелье. Некоторые зубы отличались формой от человеческих, они принадлежали выходцам из других миров. А были среди них и обычные, человеческие, выкрашенные в черный цвет – зубы колдунов.

Мужчины, не спрашивая разрешения, присели за столик к Азоль. Молодой капитан, бросив недоеденный ужин, сбежал, кинув на девушку виноватый взгляд.



Марина Халкиди

Отредактировано: 20.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться