В отражении тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 4

 

Глава 4

 

Азоль застонала, когда ее сущность, которая успела практически потерять связь с телом, рвануло и практически зашвырнуло обратно. Она открыла глаза и почти сразу же их закрыла, так как их слепило утреннее солнце, которое прогнало предрассветный сумрак и туман. Она улыбнулась, когда поняла, что ее несут на руках, совсем как в детстве. Первой мыслью было, что ее нашел отец, но нос уловил чужой, но все-таки знакомый запах. Азоль вновь открыла глаза и поймала внимательный и обеспокоенный взгляда голубых глаз.

- Очнулась? - спросил некромант.

- Очнулась, - то ли повторила, то ли согласилась она и посмотрела по сторонам. Мертвая земля с ее обитателями осталась позади, и она уже не видела силуэтов из пепла, а Рок нес ее на руках к затухшему костру лагеря в лесу.

- Что произошло?

Конечно, найдя ее на мертвой земле, он не мог не задать этого вопроса. Но она не хотела отвечать на него, не хотела объяснять, что привело ее сегодня сюда – на поле, где никто не нашел покоя и после смерти. К тому же, она слышала, как сердце в груди перестало биться.

- Я была мертва? - уточнила Азоль.

Рок нахмурился, вспоминая, как подгоняемый мертвыми, он добрел до погибшей земли, а затем увидел тело девушки, лежащее на пепле из тысячи не упокоенных воинов. Да, не так он представлял встречу со случайной знакомой, поэтому и не сразу сумел отогнать кружащиеся вокруг него сущности и найти среди них ту одну, которая рвалась на свободу.

Некромант бросил беглый взгляд назад, количество его призрачных сопровождающих увеличилось. Азоль проследила за взглядом Рока, в ее глазах отразилось понимание и сочувствие. Де Истель был исследователем, которому часто приходилось рисковать, так как его магия в королевстве Рандала была так редка, а дар так силен, что его некому было учить. Впрочем, порой и знания с силой не могли уберечь от глупостей, усмехнулась она. И собственная глупость едва не стояла ей жизни.

Она посмотрела на перстень на правой руке. Это был подарок отца, которому украшение досталось от деда – темного мага и некроманта. Азоль никогда не претендовала на перстень, ведь у нее не было силы повелевать мертвыми, в отличие от брата, у которого пробудились зачатки силы, но он не пошел по этому пути, выбрав путь жреца.

Перед отъездом дочери в столицу, Лейли попросила мужа достать украшение из сокровищницы и передать Азоль. Предсказательницу редко посещали видения о близких, но в этот раз она была непреклонна. «Твоя судьба связана с этим кольцом», - прошептала Лейли на ухо дочери. «Наступит день, и ты отдашь его некроманту, но не беспокойся, много лет спустя перстень вернется в семью».

Азоль вспомнила слова матери, что она только смотритель украшения, а принадлежать оно должно не ей.

- Опусти меня, дальше я пойду сама, - проворчала Азоль, которой не нравилось чувствовать себя слабой. Слишком она привыкла полагаться на собственные силы.

- Сомневаюсь, что ты далеко уйдешь, - возразил Рок.

- Я… - она осеклась, затем потянулась и стянула перстень с пальца. С украшением было жаль расставаться, ведь оно принадлежало не одно столетие семье, но не верить пророчествам матери не было повода. Не раздумывая более и опасаясь передумать, Азоль надела перстень на палец некроманта, причем украшение, которое на ней держалось с помощью магии, село как влитое на средний палец мага.

Брови Рока приподнялись в немом вопросе. Он сам привык делать подарки женщинам, и никто из пассий не стремился преподнести и ему какой-нибудь дар от чистого сердца и не требуя ничего взамен.

- Несколько лет назад одна предсказательница дала мне этот перстень. Она сказала, что он принадлежал могущественному некроманту и что наступит день, когда я пойму, кому его отдать, - чуть слукавила Азоль, не желая рассказывать о своей семье и матери.

Де Истель не любил подарки с сюрпризом, в годы обучения в Академии, как только его ни пытались заарканить студентки и аристократки на выданье. Приворотные зелья он пил литрами, нейтрализуя прежде их состав. Но это были безобидные попытки привлечь его внимание. В памяти сохранились и проклятые вещи: многие отвергнутые или брошенные женщины мечтали о мести, следуя древнему правилу: «ни мне, так и никому».

Так что Рок прислушался к собственным ощущениям, но он не почувствовал негатива или опасности, напротив, украшение несло умиротворение и покой.

- Спасибо, - просто поблагодарил он.

- Не за что! - фыркнула она.

Рок улыбнулся.

- Действительно не за что! - вспылила Азоль. - Я уже привыкла к этому перстню и была бы моя воля, я не стала бы его отдавать.

- Я могу вернуть его тебе, - предложил Рок, хотя и он лукавил, он не желался расстаться с этим даром. Как и не хотел расставаться с его дарительницей, которую продолжал нести на руках, не взирая на ее слова.

- Та предсказательница никогда не ошибается, - тихо добавила Азоль. - Я всего лишь была его хранительницей, мне он никогда не принадлежал.

- Тогда все равно спасибо за то, что сохранило его для меня.

Азоль покосилась на некроманта. Его волосы растрепались, несколько прядей упало на глаза. Сейчас он был похож на деревенского парня, а не именитого мага.

- Нравлюсь? - усмехнулся Рок, лучезарно улыбнувшись.

- Нет, - поспешно солгала Азоль.

- Лгунишка.

Рок усадил девушку у костра, который вновь заполыхал от произнесенного заклятия. Он укутал Азоль в плащ, так как она дрожала от холода.

- Так бывает после остановки сердца.

Азоль хмыкнула и прикрыла глаза, она все еще чувствовала слабость.

- Если можешь – поспи, а я пока заварю тебе настойку.

- Настойку? - сонно спросила она, глаза почему-то отказывались открываться.

- Из трав, она вернет твои силы.

- Хорошо, - шепнула она.

Заснула она почти мгновенно, а Рок прежде чем достать из сумки склянки с травами, времена были такие, что он никогда не оставлял то, что могло ему понадобиться на войне, в гостиничном номере, взглянул на перстень. Он прочел заклинание и улыбнулся, Азоль слукавила, она с чистыми помыслами отдала ему украшение. Да и судя по остаточной магии, носила она его, не снимая, не один год...



Марина Халкиди

Отредактировано: 20.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться