В отражении тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 17

 

Глава 17

 

Азоль всегда считала, что смерть забирает боль, отчаяние и другие сильные эмоции, даруя покой. Но то ли она не заслуживала покоя, то ли она все еще была жива. Рядом раздался стон, заставившись ее открыть глаза. Магические потоки были смещены, но дышать стало легче – магия Тьмы ощущалась вместе с воздухом.

Небо в этом мире, скорее всего, догадалась Азоль, Нижнем мире, было темным. Но она хорошо видела и ночью, поэтому сомнения исчезли – ее и впрямь выбросило из Возгорья и занесло в чужие земли.

Руку пронзило резкой болью, кровь все еще сочилась из раны. Азоль правой рукой достала из кармана специальный состав, которым присыпала шрам, оставленный лезвием. Она прикусила рукоять кинжала зубами, после чего вспыхнул огонь, прижигая рану. Было больно, но кровь удалось остановить.

Она обыскала все карманы. Там нашлось много чего интересного, но ничего из того, что могло бы ей помочь вернуться домой. Азоль вновь закрыла глаза. Шли минуты, а она так и лежала на земле, не шевелясь, пока не заметила тень справа от себя. Рывок и уже кинжал змееголового вдарил по земле, обрезав несколько прядей волос Азоль.

Жрец Утроса выглядел потрепанно – его кожу покрывали капельки кровавого пота.

Азоль отползла от противника, который одичавшим взглядом смотрел по сторонам, но ничего не видел.

Вой, раздавшийся где-то вблизи, напомнил ей – куда она попала. Змееголовый жрец был все еще опасен, но он умирал, а вот монстры Нижнего мира могли прийти на запах крови.

- Ты сдохнешь в этом мире! Никто еще не выбирался отсюда!

Кажется, жрец и перед смертью собирался болтать. Азоль подумала, что же делать? Сил не было, сознание готово было ускользнуть, а вокруг шастали монстры готовые закусить ею. Ритуал защиты…

Сердце змееголового жреца, вырезанное из грудной клетки, пока он был жив, она установила на камне, который стал алтарем Тьмы. Руки Азоль дрожали, когда она пронзила комок кинжалом, завершая обряд защиты. Уже теряя сознание, она увидела силуэты чудовищ. Они набросились на труп жреца. А Азоль – под защитой обряда – оставалась для них невидимой. Последней мыслью промелькнула надежда, что она успеет очнуться до того, как защита исчезнет.

 

 

Азоль натянула тетиву самодельного лука. Уроки из детства по выживанию в незнакомой среде пригодились, когда она попала в Нижний мир. Нет, она конечно пыталась найти способы вернуться домой, но каждая попытка с треском провалилась. Хотя Азоль так и не смирилась. Она была готова раз за разом терпеть неудачу, но она не собиралась сдаться – нет, не теперь, когда в Шарикане ее ждала дочь.

За время, проведенное в Нижнем мире, она научилась собирать травы, которые заглушали запахи, и чудовища обходили стороной ее жилище, обустроенное в пещере. С едой было сложнее. Сменялись времена года, когда можно было собирать ягоды, грибы и плоды, а затем наступало время песчаных бурь, не позволяющих покидать пещеру.

Она отмечала на стенах жилища дни, проведенные в Нижнем мире. Дни сменяли недели и месяцы, пока Азоль не осознала, что промчалось два года в борьбе за выживание. Иногда сил не оставалось, как и надежды. В такие дни она понимала, что ей не вернуться домой. В такие дни она и сама не понимала, зачем она борется за жизнь? Провести долгую жизнь чародейки, три столетия, в чуждом мире – в одиночестве? Или же погибнуть при очередном столкновении с монстрами? Что было бы лучше, она порой не знала. Но плохие дни сменялись другими днями, и она вновь боролась и вновь надеялась.

Азоль повесила лук за спину и подобрала маленького пушистого зверька. В Нижнем мире все животные были ядовиты. Она навсегда запомнила свой первый обед, она не учуяла незнакомый яд и едва не умерла от отравления. После этого она стала осторожнее, так что у мелкого хорька она вырвала ядовитые зубы. Их Азоль не выбросила, ядом она смазывала подходы к пещере, используя не только травы, но и яд.

Азоль подвесила хорька за шкурку к поясу. Ее взгляд упал на запястья. Браслет так и оставался на ее руке, и она часто думала о том, развелся ли с ней Рок или нет? Может в этом мире магия браслета не работала? Два года, с тоской подумала Азоль, такой срок никто не стал бы ждать. К тому же она не понимала, почему отец не нашел ее? Монтей с раннего детства был для дочери недосягаемым идеалом, она искренне верила, что ему было все подвластно, но, однако, и он не пришел за ней.

О дочери Азоль старалась не думать, ведь она пропустила уже ее первое слово, ее первый шаг. Конечно Монтей воспитает ее и окружит любовью, а Лейли все-таки избалует, не сомневалась она, но сама она ничего этого не увидит.

Земля под ногами задрожала, даже воздух изменился, заставив Азоль настороженно замереть. Азоль увидела сотню монстров, которые объединившись в отряды, направлялись к месту, где земля вибрировала.

Местные обитатели выглядели устрашающе. Они представляли из себя смесь людей, так как обладали руками и ногами, а также зверей, и их морды нельзя было назвать лицами. А вот количество конечностей было разнообразным.

Азоль пыталась в первые недели установить контакт с монстрами, надеясь, что они все- таки общаются как-то между собой, ведь они и размножались, и владели кое-каким примитивным оружием. Но ее надежда на контакт угасла, после того как пару раз ее едва не съели те, с кем она пыталась вести переговоры.

Она вздрогнула, почти сразу догадавшись, что происходит. Она ждала два года этой возможности – Разлома. Да, Азоль понимала, что трещина между мирами выпустит монстров в ее мир, но другого шанса выбраться из Нижнего мира могло и не представиться. И она собиралась воспользоваться представившейся возможностью.

Азоль побежала вместе с монстрами, пытаясь выяснить, как они понимают – куда бежать? Несколько местных обитателей попытались наброситься на нее, но она научилась за два года быстро бегать и уклоняться от когтей и клыков.

Первыми до Разлома добрались чудовища, Азоль, впрочем, и не стремилась ворваться в самое пекло, ведь монстры не щадили и друг друга, усеивая трупами дорогу до трещины между мирами.



Марина Халкиди

Отредактировано: 20.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться