В паутине.

Размер шрифта: - +

Глава шестая. От доктора до паука один шаг.

Аарон Аврамович Левитан впервые встретил Инну Варягину, маму Ксении, работая в реабилитационном центре «Гармония». Это название звучало неким призрачным обещанием в ушах заинтересованной родни, отправлявшей на лечение наркоманов. То ли из-за широкого спектра услуг, то ли благодаря успешно проводимой интернет рекламе поток клиентов, как и поток денег от заботливых родственников, никогда не кончался.

Пациентов щедро кормили седативными, предлагали трудотерапию, фитнес, энергетическую гимнастику тайдзы, четкое расписание и дисциплинарные меры в виде отсутствия десертов и всяких бытовых радостей. Помимо этого, несколько раз в неделю в центре проходили консультации специалистов: нарколога, психотерапевта, соцработника – наркомана в завязке и даже приходящего священника.

Впрочем, надолго работники в центре не задерживались. Страшные вопли во время ломки, казалось, не способные исходить из человеческой гортани, даже сквозь плотную звукоизоляцию изводили персонал. Рвота, неадекватность в быту, хитроумные планы по освобождению «из клетки» окрашивали работу в нарко диспансере в необычайно напряженные, мрачные тона. Однажды ранней весной на смену одному из ушедших наркологов начальство наняло улыбчивую девушку с чуть раскосыми карими глазами и высокими скулами. На фоне остальных сотрудниц крайне мощного телосложения Инна Варягина выглядела хрупкой дюймовочкой и приковывала к себе внимание мужской половины своих коллег.

Несмотря на недвусмысленно поблескивающее кольцо на пальце, за ней активно начал ухаживать наглый, никогда не унывающий санитар Пашка. При виде Инны он отпускал недвусмысленные шуточки, отвешивал незатейливые комплименты и даже пару раз дарил на праздники букеты дешевых тюльпанов. Выглядел он не менее примитивно, чем свои жалкие букеты: высокий увалень, который, накачав мышцы, позабыл прокачать свой мозг.

В отличии от плебея Пашки, Аарон Аврамович был дипломированным врачом психотерапевтом, умным и крайне востребованным специалистом. Но, к несчастью для него, его гений был заключен в весьма непритязательную оболочку. К плотному телосложению прилагалось не слишком симпатичное лицо с выпуклыми голубыми глазами, белесыми ресницами, слишком крупным, крючковатым носом и узкими губами. И, хоть Аарон Аврамович никогда не любил пиво, к тридцати годам у него появился пивной животик, который не удавалось убрать даже вечерне-ночными голоданиями.

Доктору Левитану сразу понравилась Инна. Ему казалось, что в их суровую, безжалостную среду залетела очаровательная колибри, которой хотелось без конца любоваться и дивиться ее хрупкой красоте. Но, будучи скорее реалистом, чем поэтом, он понимал, что своей внешностью и харизмой завоевать красавицу не удастся. Тут требовался более изощренный подход.

С первых же дней он объяснил девушке внутреннюю кухню между сотрудниками. Пару раз он подсказывал ей, как избежать конфликтов с властолюбивым директором. Рассказал, между делом, и про Пашку – как бессовестный балбес, имея беременную жену, клеился ко всем симпатичным девчонкам. Разобрал по косточкам и пациентов. Девушка с невинными голубыми глазами по имени Фрося – отменная актриса и воровка. Уже не раз, приходя на прием, воровала ключи, сигареты, кошельки и часы – все, что плохо лежит. Доходяга Петр, с виду тихий-спокойный парень, однажды оглушил врача стулом по голове, надеясь найти в кабинете хоть какой завалящий наркотик. Так, помогая своей протеже, Аарон Аврамович убивал двух зайцев: завоевывал доверие и создавал для нее терпимую рабочую среду, на которой хотелось бы задержаться. Как старый, опытный рыбак, он сразу закинул свою сеть в клевое место.

Следуя советам старшего коллеги, Инна неплохо устроилась на работе, а через некоторое время начала делиться трудностями в личной жизни. Оказалось, у этой хрупкой и с виду юной девушки за плечами имелось восемь лет несчастного брака, двое детей и, по иронии судьбы, муж-алгкоголик. Как мешком по голове, огорошило признание Инны в том, что она до сих пор любит мужа. Впрочем на планы доктора Левитана это нисколько не повлияло, как и наличие у девушки двух детей. К тому времени заслуженный психотерапевт в присутствии Инны растворялся в небытие, становясь пылким, влюбленным мальчишкой, с превеликим трудом скрывающим свои чувства. Узнав про детей, он услышал и о проблемах с дочерью. Вот тут-то Аарону Аврамовичу очень пригодилось наличие дипломной работы на тему коррекции детей с расстройством аутистического спектра. Он, с гордостью, сообщил о своих возможностях Инне и пообещал ей помочь с дочкой. Та была вне себя от радости, хоть нотка сомнения и мелькнула в ее словах:

- Не знаю, возможно ли ей вообще помочь... Даже для многофункионального аутиста Ксюша слишком особенный ребенок!

- И не сомневайтесь, - жизнерадостно воскрикнул Аарон Аврамович. – Помочь можно абсолютно каждому. Надо лишь подобрать верный ключик.

И тут же ощутил свою важность в задумчивом, благодарном взгляде красавицы.

Инна несколько раз описывала дочке своего нового друга на работе. Для лучшей визаулизации даже принесла Ксении его фотографию. Бросив мимолетный взгляд на изображенного дядю, девочка без слов вышвырнула его в мусорное ведро. Это не сулило ничего хорошего, но Инна, как утопающая, ухватилась за призрачную надежду, предложенную коллегой.

Первая встреча с Ксенией состоялось в ее любимом кафе. Это идея исходила от доктора Левитана, уже давно мечтавшего вывести отношения с Инной на более неформальный уровень. Но девочке новый знакомый совершенно не понравился. Увидев, как за их с мамой столик садится большой, незнакомый дядька в строгом сером костюме, ее личико перекосилось от возмущения:

- Ты старый, злой паук, - сердито крикнула она, – и хочешь украсть Муху Цокотуху! Убирайся прочь с нашего столика!

Аарон Аврамович миролюбиво улыбнулся, с трудом переваривая столь неприглядную трактовку своих нежных чувств, в то время как Инна с упреком обратилась к дочке:



Olga Bolocan

Отредактировано: 15.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться