В плену кольца. Коварный артефакт

Размер шрифта: - +

Часть 19

Часть последняя: Закрепление пройденного.

Пыльная потрескавшаяся дорога. Знойное марево на горизонте. Глаза щиплет от пыли и песка, губы потрескались не меньше, чем дорога, в горле саднит от жажды. Бескрайняя прерия, медленно, но неотвратимо превращающаяся в пустыню. Этот мир гибнет… И я совершенно одна посреди безбрежной засыхающей пустоши.

Размечталась! Над очередной сопкой показалась просто таки мерзко бодрая блондинистая физиономия.

- Анька, хватит ползти, как издыхающая лошадь! Давай быстрее! Мы тут с Джин уже лагерь разбили, – прокричал белобрысый и снова скрылся из виду.

Убила бы гада! А как всё красиво начиналось.

Мы собрали вещи, потихоньку, чтобы никто не увидел, перенесли свой скарб в конюшню, и уже даже половину к сёдлам приладили. И тут случилось это! Наглый, безмозглый, бесстыжий… короче говоря Айс, почему-то решил, что нам ну никак не обойтись в дороге без проводника. А он, проводник то бишь, совершенно случайно завалялся в подвальных казематах бандючьего особняка! И откуда, интересно, такие сведения?

Ну и попёрся этот "талант" обратно в дом. В подвале он, конечно же, попался. Город пришлось покидать в спешном порядке. Короче, драпали мы пешком и без половины сумок! Как итог – ни еды, ни воды, ни нормальной одежды. Как-то так получилось, что мы с Джинки сумки с припасами в первую очередь на лошадок навесили, следовательно, убегали с тем, что в руках осталось. Я свою сумку выронила, когда через городскую стену перебирались. У Джин в запасе осталось только неприличное шмотьё, а Айс вообще не особо о провианте заботился. Фляжка оказалась заполнена только наполовину, хлеб заплесневел, а сушёные фрукты отсырели. Зато у блондина имелся заветный пузырёк с концентратом и целый арсенал колюще-режущего оружия. И это при том, что значительную часть своего металлолома он побросал в преследователей. Они, преследователи, почему-то решили, что их идейного вдохновителя, меня то есть, похитили, и ринулись на защиту лидера. Пока Лёд швырялся ножами, какими-то пластинками и изогнутыми лезвиями, мои верные последователи ещё рвались в бой. Но Айс бросил взгляд на очередную звёздочку, скуксился и, пробурчав "Жалко такую красоту выбрасывать", смёл всю бандитскую братию волной ледяного тумана. Жаркий засушливый воздух вступил в противоборство с ледяной стихией, начался ураган…

Поднялся жуткий шум, затрубил какой-то духовой инструмент и все ворота, и даже тайные проходы, были наглухо заблокированы. Пришлось лезть через трёхметровую стену.

А теперь эти двое, такие радостные и довольные, утопали вперёд, не особенно интересуясь – куда собственно идут! А я, без воды и пищи, опять стала собой. Кожу печёт, ноги болят, в животе вакуум, и спать жутко хочется. Пока была бронзовокожей кошкой, даже не замечала, насколько изменённое тело было сильнее и выносливее, зато теперь ощутила во всех красках. А этот… "эльф" недобитый концентрат зажал! Жмот патлатый! Боится, что у меня зависимость появится, видите ли. Ему-то хорошо, в нём за столько лет этих джулов на месяц вперёд накопилось. А мои за несколько часов с потом вышли.

Доползла до привала, а там… Айс поймал несколько каких-то зверьков, и теперь они обледеневшие лежали в сторонке, а блондин с Джин копошились над слабеньким, едва трепыхающимся костерком.

Я с подозрением посмотрела на обледеневшую добычу, уж очень эти зверушки на хорьков походили, вздохнула и пошла искать топливо для костра. Нормального хвороста в этой пустоши не было от слова совсем, и единственной моей добычей оказалось несколько засохших колючих кустиков. Пока собирала эти колючки, все руки ободрала, но мои труды спасли затухающий огонь. Тонкие хрупкие веточки сгорали быстро, но зато при горении источали приятный, немного напоминающий хвойный, аромат.

Пока меня не было Айс собственноручно приготовил тушки для обжарки, и меня это ну нисколько не огорчило. А вот Джинки, видимо, впечатлилась зрелищем разделки и, морща носик, брезгливо передёргивала плечами, поглядывая на испачканные в крови руки блондина.

Однако обжаренное на костре мясо она поглощала с завидным аппетитом. Я же не торопилась приобщаться к кулинарным изыскам бродячей жизни. Мне зверушек жалко было.

- Если не поешь, просто не сможешь продолжить путь, – тихо проговорил Айс, протягивая мне нанизанную на нож ножку.

Я понимала, что он прав, но переступить через предрассудки было непросто, чувствовала себя так, будто приходится есть крыс, или червяков. Но, как говорится, жить захочешь и не то сожрёшь. На вкус мясо оказалось практически не отличимым от крольчатины, и это было приятным сюрпризом. А ещё, оно было будто солёным. Тоже приятная неожиданность.

А вот после сытной и неожиданно вкусной трапезы пришлось перейти к довольно неприятному разговору на извечную тему "Что делать?"

- Ну что, девчонки, - заговорил Айс, довольно щурясь на заходящее солнце, - по моим расчётам мы на верном пути.

- Что на пути и так понятно, по дороге как-никак идём, – проворчала я, поворачиваясь к закату спиной и устраиваясь прямо на земле, позаимствовав у Джин часть вещичек в качестве подушки.

- И тебе совсем не интересно, куда мы идём? – удивился блондин.

Джинки молча слушала нашу не особо интеллектуальную беседу.

- Да чего тут интересного. И ежу понятно, что в свой Забытый город ведёшь, – пробубнила я, уже проваливаясь в сон.

- Вот даже как, – протянул Айс. – И ты не против?

- Учитывая, что за мной охотится вся королевская семейка, так я просто в восторге, – ответила, недовольная тем, что не дают спать я. – Вряд ли они сунутся туда, где, как я поняла, все, без исключения, мечтают их, как минимум, придушить.

- А кто такой Ежу? – вставила Джин.

- Что? – не поняла я.



Екатерина Богданова

Отредактировано: 23.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться