В плену у ректора

Глава 5

Служанку, которую прислал магистр Торо, звали Сэйра. Это была высокая крепкая шатенка с приятными, хоть и неправильными чертами, явно выросшая в деревне. На щеках ее горел яркий румянец, который не смогла убить жизнь в недрах скалы.

Она призналась Эдиан, что прежде никогда не прислуживала дамам, работала горничной в библиотечном отсеке Академии. А сегодня вечером магистр Торо неожиданно велел ей отправиться к Эдиан. Девушка была счастлива и считала этот поворот чем-то вроде «повышения по службе».

— Месси, простите меня, если я совершу какую-нибудь ошибку… Если вы будете недовольны мной, магистр пришлет для вас камеристку из города, а я опять стану горничной… — сказала она.

Эдиан решила, что должна подружиться в Академии со всеми, кто не ректор, поэтому улыбнулась девушке и заверила, что, конечно, простит ей любые ошибки. Ведь, в сущности, Эдиан не так уж нужна была служанка. За два месяца в доме дяди она привыкла жить без камеристки, научилась сама укладывать себе волосы и прочее, в чем благородным дамам обычно помогают слуги.

Постепенно, видя доброжелательность своей «месси», Сэйра разговорилась. Наполняла ванную для Эдиан и рассказывала о жизни.

Эдиан это было на руку. Переживания погрузили ее глубоко внутрь себя, а щебетание служанки заставляло вынырнуть на поверхность. К тому же девушка не производила впечатление совсем уж деревенской девицы. Говорила достаточно правильно, казалось, что у нее есть какое-то образование.

— …Мы держали скот, продавали мясо и птицу, жили не очень бедно, — рассказывала Сэйра. — Я даже ходила в школу, научилась читать и писать, и еще разные науки… А потом у меня обнаружили знахарский дар. У меня всегда хорошо получалось с травками... Родители собрали деньги и отправили меня в столицу учиться в Академии на факультет знахарства…

Ах да, подумала Эдиан. Есть ведь еще факультет знахарства. Она совсем про него забыла. Или так называемый «женский факультет». Он располагался в отдельном здании возле скалистой махины основной части Академии, и учились там в основном девушки из деревень, те, у кого выявлялся особый, знахарский, дар. Непосредственно магическим его не считали.

Знахарки не могли управлять стихиями и энергиями, не могли исцелять прикосновением и ранить боевой магией. Не видели энергетическое поле человека. Они всего лишь «чуяли», какие травы и прочие вещества могут перенастроить организм больного. Маги смотрели на «женский факультет» свысока, но все же его название входило в общее название Академии «Академия магии и знахарства».

Эдиан вздохнула. Уверена, никогда в жизни ректор не позволит ей учиться на этом безобидном для женщин факультете.

— Но почему теперь тебе пришлось стать служанкой? — спросила она у Сэйры.

— Мой брат заболел… — погрустнев, опустила глаза девушка. — Он упал с лошади, и что-то сломалось у него в спине. Он не может ходить… В нашей деревне никто не смог его вылечить. Это лечится только магией — дорого и долго. Поэтому я ушла с факультета и милостью магистра Торо устроилась служанкой здесь же в Академии. Мы с родителями скопим денег, чтобы привезти брата лечиться сюда…

— А так просто помочь они не могут?! — возмутилась Эдиан. — В смысле, маги в Академии!

— Не знаю, — тихонько ответила Сэйра. — Так не принято. Никому нет дела.

Эдиан сжала зубы. Ей было до слез жалко девушку. А ее поступок: пожертвовать своим образованием ради брата — казался очень благородным.

Она не выдержала. Хоть родители учили ее не давать обещаний, которые вряд ли сможешь выполнить.

— Сэйра, послушай, если у меня… если я смогу... вернуть все, я обязательно помогу вам!

— Месси, — вздохнула девушка. — Вы ведь здесь не по своей воле… У вас свои проблемы. Что вам до меня. Но спасибо, что вам не все равно…

Они замолчали. Эдиан понимала, что камеристка хорошо осознает ее сложное положение. Ведь уже давно никто из аристократок не приходил учиться в Академию добровольно.

Но рассказывать свою собственную невеселую историю Эдиан пока не хотелось. Слушая Сэйру, она погрузилась в чужую жизнь и чужие проблемы, это отвлекло от своих переживаний. А спросить служанка не отважится.

— Послушай, — аккуратно спросила Эдиан. — А у вас на факультете знахарства ничего не знают о том, как сохранить возможность иметь детей, если занимаешься магией? Может быть, есть какое-нибудь зелье…

Ей подумалось, что, если вдруг на свете есть такое чудо… впрочем, конечно же, его нет… то она могла бы обмануть проклятого ректора. Выучиться магии, но сохранить способность продолжить свой род.

Сэйра помолчала, потом сказала:

— Месси, если бы это было возможно, думаю, женщин-магов было намного больше. Говорят, в древности было такое зелье, его создал какой-то великий маг. Но эти знания утрачены. Нам рассказывали, что для создания такого «напитка» недостаточно быть знахарем и знать нужные травы и вещества. Нужно быть сильнейшим магом, который пропитает эту смесь какими-то особыми эманациями… Одно время маги пытались возродить такой напиток, но ничего не получилось. Я не могу вам помочь… Вот если бы какой-нибудь великий маг занялся этим, потратил на это годы, тогда, может, такой напиток и появился бы.

Если бы занялся великий маг, с усмешкой подумала Эдиан. Например, магистр Герберт. Вряд ли есть маг, более сильный и великий, чем он. Но сложно представить, что этот гад будет годами смешивать травки и подбирать нужные магические эманации.



Лидия Миленина

Отредактировано: 16.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться