В плену у ректора

Глава 9

И действительно долгое время она ничего не чувствовала. Лишь взгляд преподавателя. Но чем дольше держала руку и уговаривала себя не ощущать, тем сильнее становилось странное покалывание в кончиках пальцев.

От напряжения, наверно, подумала Эдиан. Но вдруг случилось одновременно две вещи. Она словно бы ощутила тонкую нить между собой и прозрачной водой в глиняной чаше. Почувствовала прозрачную и влажную «силу» воды… Это было на удивление приятно!

И в тот же момент, вода в чаше засветилась у нее перед глазами – голубым, зеленоватым, стройные маленькие потоки и спиральные вихри закружились перед ней.

— Ой! —вскрикнула Эдиан от неожиданности, не каждый день обычная вода вдруг начинает светиться и словно бы «разговаривать» с тобой.

Она судорожно отдернула руку. В то же мгновение вода в чаше как будто встала на дыбы, вырвалась и потоком полетела к ее ускользающей руке, замерла упругим шаром неподалеку от кожи Эдиан. Шар переливался, играл всполохами, и … словно бы ластился к ее ладони.

— Ой! Да нет же, я не хочу! Мне этого не нужно! — воскликнула Эдиан, враз позабыв, что она не одна в аудитории. Что, наверняка, сейчас на нее смотрит и преподаватель, и все студенты…

Она брезгливо тряхнула ладонью, и водяной шар рассыпался брызгами. Они попали и на лицо Эдиан, и ей на платье, и на парту, и на Сариту, застывшую с ладонью над чашей.

А из глаз неуправляемо брызнули слезы.

— Да нет же! Я не маг! Я не буду! — воскликнула Эдиан снова. Вскочила с места, и едва сдерживаясь чтобы не зарыдать в полную силу перед всеми, побежала к двери в коридор.

— Господа, мы видим классический случай внезапного проявления силы у одаренного мага, — услышала она голос Кранга за спиной. — Это очень хорошо, это означает, что месси Эдиан не нужно пробуждать свою силу. Она уже готова к использованию, остается лишь научиться ею управлять… Однако, подобные проявления нередко шокируют, и могут вызвать сложную эмоциональную реакцию… Прошу не комментировать происходящее, чтобы не задеть месси Эдиан лишний раз… Но, пожалуй, сейчас мы видели рождение великой волшебницы.

Эдиан вылетела за дверь, захлопнула ее за собой, оперлась рукой на стену и зарыдала. Нет, не может быть… Никогда. Ни за что, крутилось у нее в голове.

Но факт оставался фактом. Проклятым фактом. Стоило ей сделать простейшее упражнение, над которым другие студенты бьются вторую неделю, как зловещая сила ее крови сама устремилась наружу.

— Ну все, девочка. Все не так страшно, — услышала она вдруг знакомый, ненавистный голос. — Это было неизбежно.

— Ненавижу, ненавижу вас! — закричала Эдиан, обернувшись к проявившемуся из воздуха ректору. — Будьте вы прокляты! Вы и ваша магия! Я не маг, слышите!?  

— Эдиан, это просто истерика после пробуждения силы, — мягко сказал он. — Пойдем, тебе нужно отдохнуть и прийти в себя.

— Никогда! Я никуда не пойду с вами!

Герберт не усмехнулся, не огрызнулся на нее. Его лицо осталось непроницаемым. Он просто сделал незаметный шаг к ней и одним движением подхватил  на руки.

Эдиан болтала ногами, что-то кричала ему, не контролируя себя, била его руками везде, где могла достать. Извивалась и пыталась вырваться. Но все было бесполезно.

Ее личное чудовище несло ее в свое логово.

 

***

К счастью, он принес ее не в свои апартаменты, а в ее собственные. Ногой распахнул дверь в спальню и аккуратно уложил Эдиан на постель.

Эдиан дернулась и отползла в дальний конец необъятной кровати. После того как он нес ее на руках, как будто в свое логово, ей показалось, что сейчас между ними произойдет то, чего она боялась.

Представилось, как ректор начинает срывать с нее одежду, так ведь, наверное, это происходит. Она сжалась.

— Что вы будете со мной делать?! — крикнула в панике.

— Осмотрю тебя, — спокойно ответил Герберт, задумчиво глядя на нее. — Если потребуется, позову главного лекаря. Пробуждение силы — это не шутки. Ляг спокойно, Эдиан, не принуждай заставлять тебя.

Его голос звучал, как обычно, очень твердо, но почему-то успокаивал. И все же Эдиан не верила ему. Ей казалось, что она игрушка в руках этого твердокаменного мага. И, как игрушечную, он только что нес ее на руках, как будто она ничего не весила. Она чувствовала себя беззащитной, испуганной, истерзанной, хоть, по сути, с ней не произошло ничего ужасного, и она сама это понимала.

Впрочем… В ее случае пробуждение силы как раз и можно считать ужасным.

Герберт шагнул к постели, сел на край и положил руку ей на запястье. Эдиан сжалась сильнее. Но тут же произошло что-то странное. От его касания все внутри как будто начало расправляться. Она не хотела этого, но начала успокаиваться.

— Вот так, — криво улыбнулся ректор. Мягко потянул ее на себя, принуждая выползти из угла и просто лечь. Эдиан выдохнула и подчинилась.

Все равно он сделает с ней все, что захочет. Это уже понятно. Маленькая распростертая на постели игрушка, которую он захочет — и будет беречь, а захочет — сломает, как тростинку.

Стало жалко себя до мерзких предательских слез. Может, хватит уже рыдать, сказала она себе. И так опозорилась перед «чудовищем».



Лидия Миленина

Отредактировано: 16.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться