В плену у ректора

Глава 12

Эдиан опешила от его слов. У нее в голове не укладывалось то, что сказал Кранг. Он хочет жениться на ней? Ему не все равно, что с ней происходит, он влюблен в нее… или что?

Или… Мерзкое липкое подозрение просочилось в сознание. Она не хотела думать так о мессере Кранге, но, видимо, придется поверить в очередное разочарование.

Стало больно внутри, хоть вообще-то ей бы радоваться, что привлекательный взрослый мужчина предлагает то самое, к чему она стремится.

Но когда дошло до дела, Эдиан хотелось спрятаться под стол, только чтобы не принимать такого решения.

— Вы… влюблены в меня? — тихо спросила Эдиан. Произносить это было стыдно, но прежде чем ответить ему, она должна все понять окончательно.

Кранг понимающе улыбнулся.

— Все мужчины в Академии, что видели тебя, немного в тебя влюблены. Я не исключение, — мягко произнес он.

«Нет, — подумала Эдиан. — Я не такая дурочка. Я могу отличить искренние чувства от чего-то другого. Вот Кай влюблен в меня, Ганс — тоже. Некоторым другим парням я очень нравлюсь. А вы, мессер Кранг, наверное, хотите меня, но не более того. А еще больше хотите другого».

— Вряд ли, — тихо, но твердо сказала Эдиан и подняла на него взгляд. Хотелось плакать, но она собралась. Сейчас нужно пройти по тонкому льду и принять единственно верное решение. — Скорее, вы хотите титул и имение, положение в обществе. То, что прилагается ко мне, если я смогу родить. Так, мессер Кранг?

Преподаватель внимательно поглядел на нее и вдруг рассмеялся. Не очень приятно — покровительственно, как взрослый мужчина может смеяться над наивностью маленькой девочки.

Эдиан стало противно. Особенно — от осознания, что Кранг оказался бессердечным чудовищем ненамного лучше ректора. А она… на секунду почти поверила, что он просто сочувствует ей и хочет помочь.

— Надо же, насколько ты прямолинейна, Эдиан, — сказал Кранг, отсмеявшись. — Признаюсь, да, для меня важны эти приятные мелочи, предлагающиеся к тебе. И не нужно осуждать меня. Видишь ли… я из простой семьи и всего добился сам. Сейчас у меня есть хорошая должность в Академии, некоторые сбережения, уважение коллег и прочее. Нет лишь того, что мне никогда не получить самому — высокое положение в «светском мире», за стенами Академии. И да, я амбициозен. Это все важно мне. Что ты смотришь на меня, как на насекомое, Эдиан? Я вовсе не столь циничен, как ты думаешь. Я действительно немного влюблен в тебя. Ты мне очень нравишься — умная, изящная, упрямая и красивая. Я всего лишь предлагаю помочь друг другу. Ты дашь мне совершить иерархический взлет, а я дам тебе то, что хочешь ты — брак, детей и избавление от магии. Это честная сделка. И поверь, Эдиан, я буду тебе хорошим мужем. Думаю, со временем нас свяжет искренняя любовь, чтобы ты сейчас ни думала об этом своей молоденькой романтичной головкой…

Вот за эту «головку» ей уже хотелось пристукнуть его! Эдиан сжала зубы. Оскорбленные женские чувства боролись в ней с осознанием, что Кранг предлагает ей как раз то, что нужно.

А на что она надеялась, дурочка, решив отдаться кому-нибудь в стенах Академии? Думала, что ее ждет искренняя сильная любовь, то, о чем пишут в книгах? Нет, она знала, что идет на сделку или на унизительное соблазнение мужчины своей красотой, чтобы забеременеть.

Кранг предлагает ей лучшее из возможного. Законный брак, настоящую семью. И плевать, что он не любит ее. Сотни девушек, особенно ее класса, вступают в династические браки по указанию отцов. Им приходится смириться с этим. Просто за них решают отцы, а ей, Эдиан, нужно самой принять или не принять предложение вступить в брак по расчету.

Больше минуты она молчала под испытующим взглядом Кранга. Сейчас он опять напоминал проклятого ректора. Его ученик, наверное, с усмешкой подумала Эдиан. Но было одно отличие…

Взгляд Герберта на нее, в отличие от Кранга, всегда был… горячим. В нем горело искреннее, пусть и не самое высокое, чувство. А во взгляде Дейла — лишь деловая сдержанность и похотливый, но холодный, интерес.

В сущности… ректор смотрел на нее лучше. Даже вспышки гнева в его глазах были настоящими, живыми, и в чем-то приятными — так она понимала, что удалось задеть его за живое.

—  А как мы сделаем это? — спросила Эдиан. — Мне запрещено покидать Академию. И… у меня на руке… браслет, —  Эдиан показала Крангу запястье. Теперь она и сама порой невольно видела там мерцающий обруч. —  Так что «кандалы», как смеялся Симон в самом начале, у меня действительно есть, — добавила она с усмешкой.

—  Ты еще и остроумна, —  улыбнулся Кранг. — Этот вопрос я должен понимать как согласие?

Эдиан кивнула, надеясь ничем не выдать то, что думает на самом деле.

— Что ж, это все решаемые проблемы. Было бы намного сложнее, если бы ректор был здесь… Но, видишь ли, сегодня он отлучился на несколько дней, и у нас есть время, чтобы привести в действие мой простой план.

Эдиан вскинула на него глаза:

— Что? Ректор уехал?!

Почему-то мысль, что Герберт уехал и она не будет неведомым чувством ощущать, как он ходит, ест, спит за стеной… высокий, сильный, коварный… не доставила ей никакой радости. Скорее появилось странное чувство пустоты.

— Да, адептам, даже тебе, он не сообщает о таких вещах, — усмехнулся Кранг. — А преподаватели получили оповещение, что ректор в отлучке, и в случае чего необходимо обращаться к его заместителю — первому проректору. Я выведу тебя из Академии — со мной охрана пропустит. Мы отправимся в ближайший храм и проведем венчание. В церковных книгах останется запись о нем. Впоследствии это позволит нам легализовать брак.



Лидия Миленина

Отредактировано: 16.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться