В "подкидного" со Смертью

Часть 2

Часть 2

(повествование от имени главной героини)

                                                                                                «Если ты во что-то не веришь,

                                                                                                  то это не значит, что этого не существует…»

                                                                                                                                          Город ангелов.

 Когда я вошла в подъезд дома Рябушкиных и увидела парочку не далеко от лифта, главным моим желанием было, как можно более незаметно проскользнуть мимо, не привлекая к себе внимание. Но, как только мои глаза скользнули по  присутствующим в подъезде, окружающая реальность  потеряла свои границы и четкие очертания.

 Всё поплыло перед глазами, звуки стихли, и вот уже передо мной не обшарпанный подъезд типовой девятиэтажки, а непроходимый чёрный лес. Узкая тропинка петляет, уводя в неизвестность из-за нависших над ней лап огромных  елей. От давящей тишины я глохну,  мне очень страшно, сердце заходится в бешеном ритме,  все чувства обострились и кричат об опасности. Мне больше всего на свет хочется покинуть это место, но даже сдвинуться  нет возможности. Краем сознания я понимаю, что этого не может быть, но мир окружающий меня сейчас так реален, а чувство надвигающейся беды так неотвратимо, что беспомощность и отчаянье холодными  рукам сжимают моё горло.

Неожиданно, что-то вокруг меня приходит в движение. Я чувствую легкое дуновение, и лапы вековых елей начинают неторопливо подниматься, как будто, кто-то невидимый тянет за нити декораций и меняет их по своему усмотрению. Передо мной  на черной, выжженной поляне появляются сначала неясные силуэты, которые постепенно наполняются, превращаясь из теней в странные персонажи. В доспехах и латах в пол оборота ко мне стоит рыцарь, глаза его закрыты, плечи опущены, черный с алым подбоем плащ, даже не шевелится за плечами, в левой руке он сжимает шлем, а правой опирается на меч. Всё застыло, и я вижу происходящее, словно  картину неизвестного, но очень талантливого художника или, же статуи, неосмотрительно оставленные в этом странном месте. Кажется, что здесь нет даже воздуха. Вдохнуть   невозможно. Остаётся только безмолвно наблюдать затаив дыхание. К открытой шеи рыцаря тянется уродливая рука страшной ведьмы. Её всклоченные черные волосы торчат в разные стороны, глаза горят, а губы беззвучно шепчут какие-то слова.

Я отчётливо понимаю, что еще немного и рыцарь погибнет. Стоит только костлявой руке, коснуться  яремной впадины на шее рыцаря и его жизненная сила потечет к страшной ведьме непрерывным потоком. Старуха выпьет всё, забирая себе силу и молодость  рыцаря, а  бессмертная  душа воина навсегда попадет в рабство к черной ведьме.

Всё это разворачивается перед моими глазами, как в замедленной съемке. Вот тощая рука  не спеша отводит края плаща, ещё больше открывая  шею  рыцаря, вот сморщенное лицо тянется к застывшим  губам мужчины, стараясь в смертельном поцелуе  слиться со своей жертвой, но останавливается. Ещё не время. Сначала сила и молодость и только потом душа, в обратном порядке обряде не работает.

И мерзкая старуха вынужденно отодвигается от рыцаря, водя  дрожащими сухими пальцами  в миллиметрах от головы воина, словно стараясь навсегда запомнить прекрасные черты, пока ещё молодого и, безусловно, красивого лица. Вот крючковатые руки, чуть дрогнув в предвкушении, направляются к белеющей в темноте коже. Еще секунда и будет поздно. Навсегда поздно. Я понимаю, что необходимо что-то сделать. Что я здесь именно потому, что рыцарю нужно помощь. Моя помощь. Больше некому. Никто  не успеет и никто не придёт.

А я?! Я не могу пошевелиться. Все моё тело будто опутано тяжелыми цепями, которые не дают пошевелить даже мизинцем на ноге, только мысли бьются как загнанные в клетку птички. Что же делать?! Что?! Единственное, что я понимаю – это то, что любое моё действие, нарушившее статику момента, спасет рыцаря. И переступая через себя, обжигая лёгкие пустотой, на пределе человеческих возможностей я кричу: «Ааааааах!»

Перед глазами все застилает плотный туман, а когда он рассеивается, я стою у входа в подъезд дома Рябушкиных, а немного в стороне от лифта стоит  парочка, не сводя с меня внимательных глаз.  И вот если взгляд незнакомца не выражает ничего кроме легкого интереса, то глаза Даяны просто полыхают злобой.  Она готова меня убить, но сдерживающий фактор в виде парня находящего рядом позволяет только сверкать глазами, буквально выплёвывая слова мне в лицо.



Шейла Лютаж

Отредактировано: 16.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться