В "подкидного" со Смертью

Часть 15

Часть 15

(повествование от имени главной героини)

 «Ведь это очень вредно - не ездить на бал, когда ты этого заслуживаешь».    к/ф Золушка

 

Сегодня 1 декабря, а это значить, что время ехать на  бал. Я была спокойна как удав, и это самое спокойствие меня сильно нервировало.  За несколько дней до важного события к нам в гости ни ждано, ни гадано прибыла Вера. О своем визите она сообщила лаконичным телефонным звонком моему отцу уже с вокзала.

 « Я в городе, - сообщила Вера, - приехала погостить, Сашку увидеть. Стеснять вас не буду, поселюсь в «Военном»».

Военный – это у нас отель такой. Стоит у самой кромки воды. Летом в него не попасть, да и зимой с номерами  не сильно свободно. Но, как понятно из названия отель этот в первую очередь обслуживает военных, чем старше чин, тем очередь первей. У Веры по этому поводу проблем нет. Выезжая из Киева, она ставит в известность администрацию отеля, когда прибудет, насколько задержится и у какого перрона ее встречать. Номер у Веры всегда один и тот же – генеральский люкс с видом на реку. Я так думаю, что самый лучший.

Если Вера сказала, что поселится в отеле, то так тому и быть. С ней вообще лучше не спорить, заведомо проигрышный вариант. Мне иногда кажется, что у Легендарной Веры – стальные нервы и полное отсутствие жалости и сопереживания. Она сдержана, лаконична и аристократично холодна.  В первый же вечер я познакомила её с тетей Олей и Николаем Даниловичем. Нас с Олегом отправили «погулять», а их разговор состоялся за закрытой дверью. Позже Вера сказал, что не видит никакого смысла в нашей затее, и с большим удовольствием заперла бы меня дома, но раз уж я умудрилась дать слово, мешать не будет.

На поздний ужин Вера потребовала пригласить Арни, а я позвала ещё Янку и Одина. Звать Лисенка с Сонечкой не было необходимости, а с Дядюшкой она уже познакомилась.

Ужин прошел в теплой, уютной обстановке. Увидев моих друзей, Вера на глазах помолодела, скинув отстраненную учтивость. Весь вечер  шутила сама и смеялась шуткам парней. Янку она филигранно игнорировала, что вызвало мое полнейшее недоумение.

- За что ты с ней так? – спросила я уже перед самым сном, позвонив своенравной Вере по телефону.

- Не нравится она мне, - просто ответила Вера, - смотри Александра, наплачешься ты ещё из-за неё.

Я не стала разубеждать Веру, а просто поблагодарила за заботу. Вера в принципе недолюбливала женщин, считая их  слабыми, истеричными или стервозными.  К мужчинам моя бабушка относилась значительно лучше.

- У мужчин все просто, - говорила она, - а вот с женщиной никогда не знаешь, что будет дальше. Нет страшнее врага, чем лучшая подруга.

Как это ни странно, но к своей единственной дочери, моей маме, Вера относилась так же, снисходительно - отстраненно, решая возникающие вопросы только с папой. Мама не обижалась, привыкла, наверное, а папа не возражал, принимая на себя весь груз возникающих  проблем.

Вера всегда была в курсе всего.  «Предупрежден, значить вооружен», - говорила она и тщательно собирала информацию.

- Завтра я привезу тебе платье, - сказала Вера, и кое-какие побрякушки. Если платье не подойдет, будет время подогнать по фигуре. А заодно и обувь посмотрим.

- Я думала надеть своё выпускное платье, - сообщила я о своих планах, - кучу денег выбросили, а одела я его всего один раз.

- Вот ещё! – воскликнула Вера. – Не хватало, чтоб внучка генерала Паршина два раза одно и то же платье одевала. Ты думаешь, что говоришь?!

- А что в этом такого? – удивилась я, - компании, куда я надеваю это платье, будут разными. Кто знать будет?

- А фотографии на что? – парировала мне Вера. – Если только тебя объявят невестой Нестерова, пристального внимание к твоей персоне не избежать. На свет начнут доставать все грязное белье, какое только смогут раздобыть.

- Ну, в этом смысле поживится им, будет нечем, - ответила я, - в скандалах я не участвовала, никаких скелетов в шкафу не храню. Разве, что мои «откаты», но о них мало кто знает и сделать из этого сенсацию вряд ли получиться.

- Возможно, ты и права, - задумчиво сказала Вера, - но платье все равно нужно другое. И не спорь! – припечатала она.

- Да как скажешь, - тут же согласилась я, - было бы из-за чего спорить.

Я, наверное, одна из всей семьи могла спорить с Верой. На меня не действовали  ни её пронизывающий взгляд, ни сталь в голосе. И надо отдать должное Вере,  меня за это уважала. Я всегда отстаивала свою правоту, но это касалось только принципиальных вопросов. Во всех остальных случаях я была идеально послушной внучкой.

 С мнимой помолвкой произошло точно так же. Как только Вере стало известно о нашей авантюре, она позвонила и долго распекала папу, после чего потребовала к телефону меня.

- Я против! – услышала я разрубившую воздух сталь.

- Не обсуждается, - ответила я, - слово своё назад не возьму.



Шейла Лютаж

Отредактировано: 16.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться