В "подкидного" со Смертью

Часть 15.1

Часть 15.1

«Ехали на тройке с бубенцами,
А вдали мелькали огоньки.
Эх, когда бы мне теперь за вами,
Душу бы развеять от тоски…»  романс Дорогой длинною

 Путь на бал оказался не близким. За рулем был сам Николай Данилович, рядом естественно Ольга Павловна, в белоснежном норковом манто, небрежно накинутом поверх жемчужно-белого платья в пол. Судя по декольте и открытым рукам, платье должно было быть на тонких бретелях, возможно даже с открытой спиной. Ольге Павловне невероятно шел белый цвет, добавляя этой и без того элегантной женщине, утонченного шика. Чисто белый редко кому идет по настоящему, но тётя Оля была явным исключением из правил. Оба, сопровождающих нас мужчины были в черных смокингах. На мой удивленный взгляд,  Олег пояснил,  что это обусловлено названием мероприятия, бал все-таки. Я, кивнув, согласилась. Бал, есть бал, что тут скажешь?!  Машина несла нас за город, и я, чтобы не поддаться панике и не укачаться, прикрыв глаза, стала вспоминать предшествующие поездки события.

По большому счету их было два. Клубная вечеринка в честь спартакиады, ну заодно и дня рождения хозяина заведения, и изменения в наших с Арни отношениях. Если углубиться в воспоминания, что я благополучно и сделала, то перед глазами встает вечер 17 ноября.

  Я,  не смотря на все усилия Арни и Одина, простудилась. Так, ничего серьезного, но утром уже заложило горло, из носа потекла предательская влага,  появилась слабость, а ближе к вечеру с ознобом пришла температура. Парни, проснувшись и увидев великолепную меня, проблему решили кардинально. Несмотря на дождь, Макс поехал в универ, искать в библиотеке мой оставленный рюкзак, а Лекс, напоив меня крепким чаем, созвонился с мамой и предложил забрать её от тети Наташи, когда повезет меня домой. Говорить о том, что я заболеваю он не стал, дабы не расстраивать раньше времени и без того изволновавшуюся женщину.

Все сложилось в пазл у моего дома. Мы с мамой и Одином приехали почти одновременно с  папой, разминувшись у дома Рябушкиных буквально на каких-то минут пять, а во дворе меня уже ожидал рюкзачок, уютно устроившись на руках Арни. Охи, ахи, вздохи, рукопожатья, моя разболевшаяся от всего этого голова, подозрительные взгляды мамы и обеспокоенные парней, почему-то чувствующих свою вину за мое такое жалкое состояние. Как будто это они меня под холодным, осенним дожем, без зонта по дороге гнали, а не я сама такая умная оказалась.

Оставалась две проблемы телефон и Ромка. Причем по поводу самого телефона я не сильно волновалась, где-то в недрах моего стола валялся старенький кнопочный Nokia. Да, не модный, но сейчас было не до понтов. Больше телефона меня волновала sim- карта, на которой и были сохранены все мои контакты. Арни сказал, что это не проблема и к вечеру он привезет мне восстановленную карту, но для этого нужен мой паспорт. Вот, что-то не хотелось мне отдавать свой паспорт ни в чьи руки, и я осторожно так глянула на папу. Любимой мой папочка всё понял без слов, взяв на себя заботу о восстановлении sim- ки. Но его усталость не осталась незамеченной и пока мужчины спорили, мама поднялась домой и взяла мой паспорт. Решили до гениальности просто. Арни с мамой едут восстанавливать карту, а по дороге ещё в аптеку и супермаркет. Машина Арни рванула с места, Один, подхватив вялую меня на руки, понес домой сопровождаемый тихим ворчанием уставшего и расстроенного папы.

Болела я не долго.  Мама, вернувшись из аптеки с травами и какими-то настойками, устроила нам с папой массированную атаку на простуду, мне потому как заболела, а папе так, для профилактики. Мы весь день что-то пили, полоскали, капали, парили, дышали, и всё это не просыпаясь. Не знаю  как папа, но я так точно. К вечеру придя в себя, я созвонилась с Ромкой, предупредив, что простудилась, промокнув под дождем. Мальчишка все понял уже по моим первым словам, прогнусавленным в телефон.

- Выздоравливай! – пожелал мне он, и, договорившись созваниваться завтра,  я опять уснула уже до утра.

Утро следующего дня принесло облегчение. Мамины старания не прошли зря. Я была практически здорова и у меня были грандиозные планы на этот вечер. Еще раньше, недели за две до спартакиады, Лекс вскользь сообщил, что вечером в его клубе будет закрытая вечеринка. А потом ещё позднее, аккуратно так намекнул, что моё присутствие на этом вечере крайне не желательно. «Нет, ничего такого, - убеждал он меня, - там не будет. Будет банальная пьянка бывших студентов,  совершенно безразличных к тому  удалось им победить в этом году или нет. Просто тебе в такой компании делать   нечего».

И я не возражала, а как пай-девочка кивнула в ответ, соглашаясь не приходить в этот вечер на практику.  Я не врала, Боже упаси, просто на практику в этот день я действительно не собиралась. Я собиралась поздравить Одина с днем рождения, подарив ему свой новый сольник. И от своих планов отказываться была не намерена. Весь день, изображая по телефону самого больного в мире Карлсона, я, тем не менее, активно собиралась на вечер. Хорошо, что я подружилась с девочками из стриптиза. Созвонившись с Лерой, ответственной за шоу-программу, которую мы вместе придумали к празднику, я решила не говорить ничего даже Янке. А то, мало ли чего, вдруг проболтается своему Арни, а там и до Одина не далеко.

В назначенное время я поднялась к Юле, с которой договорилась о гриме заранее. Она не знала, где именно я должна буду выступать, но о том, что моя тренер уговорила  выступить на закрытии спартакиады с новым танцем, знала,  и даже помогала определиться с нарядом и гримом.



Шейла Лютаж

Отредактировано: 16.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться