В погоне за артефактом

Размер шрифта: - +

Глава 7. Волшебния и аллергия к магии

Кого напоминают двое сыщиков лучшего агентства в королевстве рано поутру, после ночного прохождения по колючим кустам и непролазным чащам? Лесных разбойников. А как они себя чувствуют при этом? Как примитивные одноклеточные. Голова мало что соображает, ноги идут дальше чисто по инерции, но стоит притормозить и всем телом встретишься с матушкой-землицей.
Боюсь, что добрести своим ходом до границы после подобного марш-броска мы вряд ли смогли бы. Именно по этой причине, выбравшись на дорогу и услышав за поворотом скрип колес, мы не рванули обратно в лесное убежище, а замерли на обочине, с надеждой вглядываясь в предрассветный туман.
— Эгей! — долетел окрик, и на дороге показались две разноцветные повозки, на которых расположились бродячие артисты. Маленькие но крепкие лошадки корсольской масти тащили свой воз с присущей этой породе выносливостью.
— Эй, путники, — снова крикнул возница, чернобородый дядька в разноцветном колпаке, — куда путь держите?
— В Волшебнию, — просипел в ответ Фомка, — подбросите куда поближе, пока ноги дух переведут?
— А то! Довезем до самых ворот, сами путь во дворец держим к ихней принцессе! Любит она бродячих артистов поглядеть. Ну а какие мы странники, если добрым людям по пути не поможем, верно я говорю?
— Верно, верно, — закивали и мы, и сидящие на повозках люди, кто в колпаке, кто в забавной жилетке, а кто и просто в потертой, видавшей виды одежде вроде нашей. Солнышко тем временем потихоньку окрашивало небосвод в серебристо-серый оттенок, сменяя чернильный цвет ночи.
— Прыгайте, — гостеприимно предложил, скорее всего, хозяин бродячей труппы.
Фомка помог мне забраться во вторую повозку, потеснив кого-то из артистов, сам сел рядом, а я прислонила голову к плечу напарника и, блаженно вытянув усталые ноги, закрыла глаза.

— А ну становись! Выходите из телег, провозите на осмотр.
Широкие сияющие ворота чужого королевства были распахнуты, а стражники дали сигнал всем, ехавшим на повозках, спешиться.
Телеги ввезли внутрь и остановили у небольшой сторожки, из которой вышел приземистый мужичок в колпаке волшебника и, покряхтывая, подошел к нашему транспортному средству. Мы вместе с артистами потянулись тонким ручейком через отворенную калитку мимо строго застывших охранников.
Волшебник обошел вокруг телег и потребовал у хозяина бродячей труппы документы на въезд, а также королевское приглашение и перечень ввозимых магических вещиц и веселящих эликсиров, если таковые имелись.
— Олжужие, малхотики? — вопрошал он громким басом, постукивая длинным посохом по бокам телег, а зеленое сияние из набалдашника окружало извилистыми щупальцами и их, и замерших в сторонке людей.
— Запрещенного не возим, — отвечал главный артист, — контрабанды не имеем.
Мы с Фомкой встали рядышком со сбившимися в кучку актерами, причем мой напарник оказался по соседству с двумя братьями-силачами и в кои-то веки не возвышался над толпой окружавших его людей. Братья одобрительно пожали широченную ладонь напарника своими не менее широченными и по-дружески похлопали по спине меня.
— Цель поездки?
— Развлечение ее высочества, — ответствовал руководитель труппы.
— Надолго приехали? Когда обратно?
— Через три дня.
— В случае задержки придется оформить временную регистрацию, вы ознакомлены с правилами?
— Не в первый раз приезжаем.
— Тогда вот здесь распишитесь. А паспортов, как я понял, у вас нет.
— Только лицензии свободных бродяг, начальник.
— На этих ваших лицензиях и печати о въезде не поставишь.
— Международный документ, соответствует нормам средикоролевского союза.
— Не учи ученого, и сам в курсе, что такое ваши лицензии. Учти, недолго им еще осталось, скоро отменят. А то непорядок, понимаешь.
— Да вот они все, проверяйте, — протянул бланки руководитель. — Здесь оригинальные документы, а к ним бланки переводов, заверенные универсальной печатью.
Коротышка-маг глянул на толстую пачку, зевнул, почесал левый глаз и махнул рукой.
— Загружайтесь в телеги, на въезде во дворец еще одна проверка будет, там полный обыск, в курсе?
— В курсе.
— Ну и чешите отсюда, — велел волшебник и снова широко зевнул, поглядывая на разгорающийся восход. Почесав бок, он отошел к одному из охранников спросив:
— Когда смена? Запарился всю ночь на дежурстве.
— Да вон скачут, — кивнул такой же измученный на вид страж.
Не дожидаясь смены караула, наши телеги медленно покатили по дороге и притормозили, пропуская троих всадников, по виду караульных.
— Кого впустил? — расслышала я вопрос.
— Артисты бродячие, снова принцесса выписала.
— Документы проверил?
— Проверил.
— Тут нынче новый указ от главного министра. Получили запрос из соседнего королевства всех досматривать и личности сверять. У них там пара государственных преступников из-под ареста ушла, ожидают, что могут в наше королевство пробраться. Начеку будьте. Этих внимательно осмотрел, телеги просканил?
Коротышка нервно поправил воротник и кивнул.
— Ну гляди, ты меня знаешь, если какой недочет, шкуру спущу. Смена ваша скоро, а пока смотрите в оба, чтобы муха не пролетела.
— Вот гад! — вырвалось у меня, когда телеги снова тронулись в путь. Тихо вырвалось, но Фомка расслышал.
— Ты про короля? — шепотом спросил, — и то верно. Сперва позвал, затем под арест посадил, потом и вовсе другого сыщика нам на смену взял. Теперь вот до преступников опустил, а мы чисты как младенцы. Хотя если проболтаемся о поддельной шкатулке, скандал межкоролевский будет.
— Да я не про монарха, там все понятно, он о своей шкуре печется, я про мерзкий артефакт. Нет, ну только подумай: «А то поздно будет!» — ты понял теперь?
— Понял, что уйти не успеем.
— Не уйти, а пройти. Границу не успели бы пройти, но что мешало объяснить по-человечески?
— Так, погодь, это ты сейчас хочешь сказать, что мы могли обычным путем из гостиницы выйти?
Я смущенно промолчала.
— Аленка, — прошипел Фома, — ну ты даешь, Аленка! У меня зад до сих пор болит!
— Фом, да он нарочно эту фразу подкинул и запутал меня спросонья. Ну ведь через окно уходят, если вопрос так стоит: «Через что?»
— Через дверь люди тоже уходят! Нормальные люди! — заявил в ответ мой напарник. — За это время могла бы уже изучить своего артефакта.
— Он не мой и он не повторяется, — насупилась в ответ и перевела взгляд на светлеющий небосвод, куда уже запрыгнул первый солнечный луч.
Ну ладно, ничего, и на моей улице будет праздник. Доберусь до золотого, совсем-совсем скоро доберусь. Не ускользнет шарик волшебный. Заполучу в ручки мою пр-р-е-елесть и уж тогда... — я злораденько похихикала и очнулась, когда Фомка ткнул пальцем в бок, привлекая внимание.
— Во дворец как попадать будем без пропусков? — склонился ко мне сыщик, — посол там проживает. Или у них тоже есть канализация?
— Они же маги, Фом, у них все самоперерабатывается.
— А я на то и намекаю. Чет ты Аленка уже сарказма не различаешь.
— Я с некоторых пор приноравливаюсь к иному виду юмора, такому ненавязчивому, наносящему телесные повреждения.
— Хм, ну приноравливайся, запоминай, потом, может, применишь.
— О, еще как применю. А во дворец мы не пойдем. Сперва отыщем мага по имени Джун Шир.
— Тоже пытать будем? Учти, у меня нет другой рубашки, а эту нарочно куда повонючей запихивать не буду.
— Эх, Фома, мы с тобой сейчас как бродяги, ни в один приличный дом нас не впустят, тем более в чужом королевстве. Будем иначе действовать.
— Ну думай, ты у нас голова в этом деле, — Фомка обхватил рукой за плечо, прижимая потеснее к себе, чтобы удобней было шептать ему на ухо и не вызывать подозрений наших попутчиков.
— Красивая вы пара, ребятушки! — высказалась вдруг одна женщина в костюме танцовщицы. Наверное, танцевала она и правда божественно, поскольку особой красотой не блистала. Так обычно и бывает, когда нужно талантом компенсировать неброскую внешность.
— Как свадебку надумаете сыграть, нас вызывайте. Уж организуем праздник, всем запомнится! — поддержал ее сидевший по правую руку карлик.
Я умиленно покраснела и обхватила Фомку за талию, сопроводив объятия очень одухотворенным выражением лица. Все нам заулыбались, а я, прижавшись головой к плечу напарника и занавесив лицо волосами, принялась шептать дальше:
— Есть у меня одно подозрение. Смотри сам, подделку изготовили в Волшебнии, это раз, листок делали там же, это два, а вот поставщика магических вещиц королевский двор менял лишь единожды, это три. Отсюда вывод: Джун Шир, оплативший странные манипуляции нашего слуги с листком, очень даже в курсе свойств этой вещи, более того, он может быть непосредственно связан с тем самым поставщиком, которого сменили. Он из нац. меньшинств, так слуга говорил, то есть коренное население Волшебнии, у которых основы мастерства передаются из поколения в поколение, а хранитель подсказал, что заказы двор делает только у проверенных магов. Посол сразу отпадает, у него явно задача не магические штучки изготавливать, а вот Шир подходит под все определения и может оказаться тем, кого сменили. Как и в нашем случае — взяли и убрали узнавших слишком много сыщиков.
— Логично, — коротко, но емко подтвердил напарник, — пытки откладываются, будем давить на самолюбие?
— Еще как будем. Фомка, а как нам получить результат экспертизы по составляющим того самого раствора, если мы из королевства удрали?
— Не боись, на этот случай все продумано, Савсенович по своим каналам передаст результат. Выясним про пятно, будет тебе еще кусочек пазла.
— Да, — я широко зевнула, — пазлы — это хорошо.
Прикрыв глаза и покачиваясь в такт движению телеги, я так и уснула на своем мягком напарнике.



Марьяна Сурикова

Отредактировано: 13.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться