В погоне за Иштар

Глава 43

- Откровенно говоря, меня вся эта роскошь немного нервирует.

- Прекрати, Дем, - Ри сердито дернула его за рукав, стараясь не таращиться вокруг.

Благородной даме, а это шелковое кимоно с чужого плеча (дай прогресс, чтобы не с покойницы, очень уж бегали глазки у продавальщицы) должно было красноречиво говорить об ее статусе, не пристало пялиться, как последняя простолюдинка, по сторонам. Подобное богатство ей должно быть не в диковинку.

Потертые – местами до дыр – бархатные стены шатра были покрыты пылью так, что Римма не бралась предположить, какого цвета они были изначально. Грубо сколоченный деревянный помост посередине – место, на котором скоро предстояло появиться Таре – был пока пуст. Вокруг амфитеатром расположились низкие столики с подушками и валиками вместо стульев, сидеть на них следовало, скрестив ноги, от чего ноги у Ри постоянно затекали, и приходилось время от времени переносить вес с одной на другую.

Впустили их, как и предвещал давешний пузатый чайщик, без проблем. Два амбала на входе лениво скользнули по ним взглядами и ничего не сказали. Куда большего внимания удостоился Юдвиг – в своем нынешнем, «райском» обличье. Золотой птицей один из мордоворотов так заинтересовался, что попробовал даже дотронуться грязным пальцем, в который птица тут же его клюнула. К облегчению Риммы, амбал не обиделся, лишь одобряюще цокнул языком, а Юдвиг удержался от сквернословия. Если птица заговорит, это привлечет излишнее внимание к их тройке, а это ни к чему. Усевшись за столик, Римма прислушивалась к разговорам вокруг.

Во всю обсуждалась новость о звездной красотке. Причем, как поняла Римма, многие пришли сюда, заплатив за вход не для того, чтобы купить ее, а просто посмотреть на нее и других «девочек».

Какие странные люди, думала она, слушая грубые, похабные разговоры и неприятный смех, - как в кино пришли, для них это что-то вроде представления!

- Однако Таре уже повезло, что ее выставляют здесь, а не на улице, - одними губами сказал Деммиз. Он искал слова, как успокоить подругу, не находил их, и разрабатывал план, что делать, если на Тару вдруг не хватит денег. Все-таки, как им объяснили, продажа «с молотка» - это тот же самый аукцион, какие приняты на планетах богатых коллекционеров.

Римма серьезно кивнула. Дем прав. Прежде, чем войти сюда, им пришлось пройти мимо целого невольничьего ряда. И идти приходилось с каменными покер-фейсами, как будто жалкие, грязные, часто покалеченные несчастные в цепях, среди которых были и мужчины, и женщины, и дети, были для них в порядке вещей. Только стариков не было на невольничьем помосте, из чего Римма сделала вывод, что с ними здесь не церемонятся.

Впрочем, капитан говорил, что редко кто из зиккуратцев переживает рубеж в тридцать-сорок лет.

И это при современной, развитой науке и ставших давно привычными чудесах медицины!

Увы, на Зиккурате просто-напросто платежеспособный человек слывет аристократом, обладающим самыми утонченными манерами и духовными качествами. Законодательные нормы устанавливаются теми, кто сильнее. Алчные, безжалостные диктаторы делают жизнь народа невыносимой, а чиновники, по сути, ничем не отличаются от обычных воров.

Похищение скота, жен и имущества здесь считается нормой, также как и торговля людьми. Жители изнемогают от непосильных поборов, голода, жажды и болезней.

Но когда об этом рассказывал Эддар, это было одно.

А сейчас, когда подтверждение его правоты смотрело на нее из этих несчастных, взирающих на них без надежды, глаз, Римма понимала, что недостаточно вдумчиво слушала слова капитана. Вплоть до высокого шатра «для особого товара» их сопровождала невыносимая вонь от человеческих выделений, крики, слезы и стенания.

Увидеть там, в цепях, избитую обнаженную Тару, было бы выше сил Риммы.

Наконец шатер полностью наполнился потенциальными покупателями, и на помост вышел длинный, худой зиккуратец и объявил «почтенной публике» о начале торгов. При этом он выразительно посмотрел на Римму с Деммизом, опытным взглядом выделив их из толпы как «серьезно настроенных покупателей». Да, то, что они не собираются уходить сегодня без «покупки» было написано на лице кандидата космозоологии.

Первыми на помост вывели двух молоденьких девушек, похожих как две капли воды, в нежно-розовых накидках. Безупречная с красноватым оттенком кожа, огромные голубые глаза и темные волосы, заколотые на затылках. Опытный работорговец знал, чем раззадорить толпу. Первоначальная цена за близнецов была десять серебряных монет – вдвое больше, чем стоила молодая крепкая корова.

- Одиннадцать, - предложил плешивый стареющий ловелас с подведенными бровями.

- Одиннадцать серебряных монет, кто больше? – надрывался торговец. - За этих столь же прекрасных, как обе наших луны, девушек? За эти прекрасные лилии, достойные украсить собой ваш роскошный сад?

- Где ты был, когда они были девушками? – раздался грубый голос человека, чье лицо покрывали многочисленные шрамы.

Толпа ответила ему громким хохотом.

- Помогал, наверно, - ответил кто-то, и публика засмеялась еще громче.



Диана Хант

Отредактировано: 06.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться