В погоне за Иштар

Глава 44

Совсем другого ожидала Римма от процесса продажи невольников. Публика попалась смешливая и веселая, падкая на самые грубые, непристойные шутки. Опытный торговец всячески способствовал этому веселью, зная, что смех влечет за собой расслабление, в частности ослабление завязок на кошельках.

- Даю двадцать, - раздался визгливый женский голос. Римма обернулась – руку с красными ногтями подняла толстая высокая дама в оранжевой хламиде. На лицах девушек отразился ужас.

- Почтенная госпожа Суне предлагает двадцать серебряных монет! За этих красавиц! Этих умниц! Из них выйдут не только прекрасные жены и наложницы, но и исполнительные, смышленые служанки!

- Как же, служанки, - нехорошо ухмыльнувшись, сообщила Римме сидевшая за соседним столиком дама в коричневом кимоно, и пустила вонючие кольца дыма.

- О почтенной Суне ходят настоящие легенды среди рабов, - опять затянувшись, продолжила она. - Говорят, в процессе нервного возбуждения она склонна жечь лица своих служанок калеными щипцами для очага. А в красную луну она устраивает танцы.

- Танцы? – опешила Римма.

- Танцы, - кивнула оказавшаяся словоохотливой, женщина. - Только танцуют рабыни не босиком, и не совсем в обычных башмаках…

Насладившись неприкрытым нетерпением на лице слушающей ее женщины, по виду, инопланетки, она с удовольствием продолжила:

- Они пляшут в железных башмачках, раскаленных докрасна. Недолго они живут, если удается пережить кровавую ночь… Кому нужны рабы-калеки.

Тем временем худой, как жердь, торговец, считал, и каждое его слово болезненной судорогой пробегало по лицам девчонок на помосте:

- Двадцать серебряных монет – раз! Двадцать серебряных монет – два! Двадцать серебряных монет…

- Пятьдесят монет! – перебил его толстый торговец с объемной сумкой у живота.

Публика ахнула. Видать, это была высокая цена.

Сделав на лице загадочное выражение, одним рывком торговец сдернул с девушек розовые покрывала, и публике были представлены молодые, стройные, одинаковые тела, покрытые медным загаром.

В толпе нарастал гул.

Следующим движением работорговец вынул острые заколки из волос девчонок, и темные кудри окутали каждую из них до пояса.

- Пятьдесят монет – раз, - начал работорговец.

- Один золотой, - поднялась толстая женская рука с красными ногтями.

Смотреть на безысходность, написанную на лицах сестер, для Ри было почти невыносимо. Но ради Тары она должна терпеть. Деммиз сидел бледный, как полотно, со сведенными к переносице, бровями.

- Два золотых, - неожиданно подняла руку женщина рядом с Риммой.

- Не волнуйся, дорогая, - шепнула она Римме. - Вижу, что у тебя слишком мягкое для нашей планеты сердце, - пояснила она. - Я не люблю развлекаться, истязая рабов. Мне нужно выбрать подарок мужу, - подмигнула она на этот раз Дему, а затем, наслаждаясь ошеломленными лицами инопланетцев, обернулась к толстой Суне и показала ей неприличный жест, довершая свой триумф.

Потом была очередь огромного темнокожего мужчины в цепях – на ногах и руках, следом проданными с молотка оказались трое молодых парней, пятеро девушек, поочередно, и даже одна беременная женщина с черными кудрявыми волосами и голубыми глазами.

- Эта рабыня сделает все, что вы ей прикажете, - надрывался худой работорговец, - Всем нам известна болезненная привязанность женщин к своим детям, в особенности если это новорожденные младенцы. Беременную рабыню и двоих молодых мальчиков купила толстая госпожа Суне, и, довольно улыбаясь, удалилась.

Тары все не было.

С каждым новым пленником, выводимым на помост, торговец с надеждой вглядывался в лица Риммы и Деммиза. Однако они оставались непреклонными. Приложив все свои актерские способности, Римма изобразила откровенно скучающее выражение, а первый пилот зевнул, прикрыв рот ладонью, и посмотрел на выход. Торговец заметно занервничал. На инопланетчиков он возлагал самые большие надежды.

- Следующим номером представляется сравнимая своей красотой разве только с божественными Ликами, белокожая госпожа с далекой звезды! – наконец, возвестил он, и утомившаяся публика, которая начала уже было переговариваться в голос, умолкла.

Как и рассчитывал торговец, все внимание оказалось прикованным к помосту. Однако ему удалось заинтересовать этих инопланетчиков, видимо, они, как это случается, пришли сюда выкупить свою подругу. Довольный своей сообразительностью, торговец все чаще и чаще ухмылялся.

- Только сегодня и только у нас! Женщина с невероятно красивым лицом и стройным телом! Эта женщина не знала плохого обращения, и купивший ее, сможет вдосталь насладиться ее белой, нежной кожей, без единого шрама! Глаза ее, как голубые звезды, брови – тонкими полумесяцами украшают высокий, чистый лоб, губы – как драгоценные рубины в венцах властителей, талия тонкая настолько, что обхватить ее можно руками, и грудь, как мрамор, но при этом мягкая и упругая на ощупь…

Страстную речь работорговца прервали выкрики из зала:

- Так давай уже ее сюда, свою госпожу с далекой звезды!

- Которую продадут сегодня в цепях, как скотину!

Публика откровенно развлекалась.

- Может, не так она и хороша, как вопит этот плут!

- Может, и вовсе кривая на один бок!

- И хромая в придачу!

- Или прошедшая сотню-другую торговцев, по пути сюда!

Слушая грубые выкрики из зала, опытный работорговец не унывал. Он знал, что теперь все внимание будет направлено на следующую женщину. Вопли зевак, которые сами о том не знали, как нельзя лучше способствовали его ремеслу. Жестом он приказал вывести женщину. Скрытая с головой красным покрывалом она послушно просеменила за двоими стражниками.

Выдержав эффектную паузу, театральным жестом торговец сдернул с невольницы покрывало, явив публике долгожданный товар.

Зал ахнул.

И вместе с залом не сдержали своих возгласов Римма и Дем.

На помосте, в окружении стражников, рядом с отвратительным худым работорговцем, в цепях, сомкнутых вокруг узких щиколоток, в красной короткой тунике без рукавов, на завязочках скрепленной на точеных плечиках, стояла Эстель.



Диана Хант

Отредактировано: 06.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться