В погоне за Иштар

Глава 69

- Совсем что ли Сеита из ума выжила… Такой риск! Горе, горе всему нашему роду, - бормотала старая Вешба, ловко считая полученные деньги.

- Нам надо спрятаться. На время, - сказала я, - Потом мы уйдем. Мы не затрудним вас. Наша одежда, к сожалению, очень заметная.

Вешба словно не слышала меня.

- Убежать из гарема це-Цали, виданное ли дело! Всесильная Богиня! Завтра голова старой Вешбы украсит одну из пик на ограждении нашего селения.

- Размечталась, старая курица, - перебила ее Ишма. - На пики одевают головы благородных кхастлов и воинов, - Немедленно принеси чистых тряпок и горячей воды!

- До чего я дожила, - взялась за полуседую лохматую голову женщина, - Мало того, что помогаю беглым государственным преступницам, так эти нахалки еще и оскорбляют меня в моем же собственном доме!
- Мы в хлеву, почтенная, - не согласилась с ней Ишма, - В дом-то ты нас как раз и не пустила! А госпоже нужна помощь!

- Вот, может это немного смягчит ущерб, который мы нанесли вам, - я протянула Вешбе две оставшиеся серебряные монеты.

Черт с ней, пусть только замолчит и принесет что-нибудь переодеться и поесть. Я безумно устала…

- Вот еще! – возмутилась Ишма, перехватывая мою руку и забирая деньги, - Получишь, когда сделаешь все, что обещала, - заявила она протянувшей было руки женщине, и та, жуя губами и недобро поглядывая на нас, наконец, удалилась.

- Не бойся, госпожа, эта старая выжига не выдаст нас, зная, что не выдоила до последней капли!

- Я не боюсь…

Конечно, я не одобряла поведение Ишмы, но ее можно было понять. Она сильно переволновалась за меня. Пробираясь к дому Вешбы мы очень старались быть незамеченными, но все-таки встретили по пути двух «ниндзя» из нашего каравана, непонятно как очутившихся в этой части селения. Одному Ишма без зазрения совести быстро и ловко перерезала горло, а вот другой воспользовался тем, что я замешкалась, запуталась в этой местной хламиде, пытаясь достать надежно спрятанный электрошокер, и успел полоснуть меня ножом. Удар прошел вскользь по ребрам, в следующую секунду Ишма прыгнула на него сзади, как дикая кошка, и вонзила длинный стилет в шею. Так что я сейчас не знала, чьей крови на моей одежде было больше – моей собственной или того несчастного. Впрочем, в любом случае было неприятно, и оставаться в этой одежде не стоило. Если бы не Ишма, ориентирующаяся в маленьких узких каменных улочках не виденного ей прежде селения, как в своем собственном, не дойти бы нам до дома, указанного Сеитой. Вешба приходится той то ли двоюродной теткой, то ли еще кем… Я не разобрала. Бок горел, поднялась температура, в глазах время от времени темнело. Еще раз помянула добрым словом Яклина, забравшего у нас аптечку. Как же я не догадалась припрятать хотя бы парочку капсул с антибиотиками и ранозаживителем?! Пустая башка!

Строя из себя оскорбленную невинность, вернулась Вешба. Продолжая поносить нас с Ишмой и Сеиту за компанию, на чем свет стоит, она, тем не менее, поставила передо мной тяжелое деревянное ведро, над которым поднимался пар, бросила Ишме в руки ворох старых, но похоже, что чистых тряпок, и мешочек красной зиккуратской глины.

- Обработай рану, - сухо бросила она рабыне, - С наступлением ночи я принесу вам одежду и что-нибудь из еды.

- С наступлением ночи? Ты с ума сошла! – взвилась Ишма, но я взяла ее за руку.

- Не спорь.

- Вот именно! Что скажут соседи, если увидят, как я туда-сюда хожу в сарай то с едой, то с платьем? В то время как все селение гудит, как растревоженный пчелиный улей: из гарема це-Цали Яклина пропали две наложницы!

- Да не наложницы мы ему, - устало сказала я.

- Откуда мне знать? Путешествуете с его караваном, значит, наложницы! – запальчиво перебила меня Вешба.

- Все, все, иди, женщина, - направила ту к выходу Ишма, - Не видишь, госпоже совсем плохо!

- До утра останетесь здесь. Потом я выведу вас из селения.

Вешба ушла, а Ишма принялась хлопотать вокруг меня. Оказывается, красная глина обладает антисептическим и противовоспалительным действием и заживляет раны не хуже, чем лекарства низшего поколения, используемые еще в дальних уголках Галактики, на отсталых планетах и рабочих лунах. Это конечно не переносной раносшиватель, но тоже сойдет.

Промыв рану и обработав ее глиной, Ишма перевязала меня со сноровкой настоящей медсестры.

- Где ты этому научилась?

- У нас каждый с детства умеет, - грустно улыбнулась девушка, - Безобразий вокруг много, а выжить хочется.

Свалив пропитанную кровью одежду в углу, Ишма накрыла меня своим платьем, оставшись в короткой нательной рубахе и тонких шальварах.

- Тебе надо лежать. И уходить нам надо отсюда как можно быстрее. Что же делать?

Я не ответила. Слишком сильно болел бок.

- Больно?

Я кивнула.

- Попробуй заснуть. Действие глины лучше во сне.

Я не представляла, как можно вообще спать в таком состоянии, но, к моему удивлению, прижавшись к теплому боку Ишмы, незаметно для себя уснула. А когда проснулась, уже вечерело. Сквозь дыру между досками потолка было видно, что небо из светло-сиреневого стало фиолетовым.

Ишма не спала. Сидела все в том же положении и сосредоточенно морщила смуглый лоб.  

- Госпожа, я не верю хозяйке, - сказала она, увидев, что я проснулась, - Она слишком любит деньги.

- Ты же говоришь, она не сдаст нас, пока у нас хоть что-то осталось.

- Она получила плату вдвое больше обещанного. И за нашу поимку тоже получит. Такая, как она, ни перед чем не остановится, чтобы получить еще. Продаст нас. Обратно, Яклину.

- Яклину побоится, ведь тогда сама окажется укрывательницей. И племянницу свою подставит.

- Плевать она хотела на племянницу. Она ее ненавидит.

- Ненавидит? Сеиту? С чего ты взяла?

Да, от Вешбы особо, конечно, не веяло добротой, но слишком уж Ишма категорична и делает иногда странные выводы.



Диана Хант

Отредактировано: 06.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться