В поисках Мастера

Размер шрифта: - +

В "эфирной плоскости"

Мы не свалились в пропасть – мы стали парить над землёй, как будто очутились в невесомости, или в вакууме. Я точно могу сказать, что состояние, в котором я оказалась совершенно невероятное, как будто я совсем ничего не вешу. Справляться с состоянием «невесомости» непросто, то и дело подступают тошнотворные позывы. Зато тут нет тумана, и это позволяет мне не терять из вида Авдия. Он подплыл ко мне и взял за руку – теперь я спокойна. Неизвестность всегда пугала меня, но оказаться в антимире, это уже слишком. До сих пор не понимаю, зачем я тут? Кто меня с подвигнул к подвигам, на которые я не способна. Не лучше ли было сидеть дома и просто жить в ожидании Климента. Не представляю, что творится в моём мире. Я ведь, по сути, без вести пропавшая. А если мама узнает о моём исчезновении? Лучше не думать об этом.

-И что дальше? – спросила я и поняла, что мой голос растворился в пространстве, его как будто поглотила «невесомость».

-Что? – спросил Авдий, и стало очевидно, что так просто общаться не получится. Глядя на Авдия, я снова задала вопрос. Читая по губам, Авдий понял смысл вопроса и вместо ответа пожал плечами. Я рассмеялась, потому что действия Авдия настолько быстрые, как будто в ускоренном режиме. Наверное, я тоже визуально двигаюсь, как заведённый моторчик.

Однако в следующую минуту, когда я поняла, что мы оба не знаем, как выбраться из состояния «невесомости» мне стало не до смеха. Что если мы навечно останемся в «эфирной плоскости». Я от Климента слышала об антимире, но и подумать не могла, что когда-нибудь, окажусь тут. Теперь главное вспомнить, что он рассказывал о плоскости и к чему может привести столкновение с ней.

У Авдия зашевелились губы, и я напрягла зрение, чтобы не пропустить ни единого их движения. Кажется, он говорит, что нам нужно подпрыгнуть. Хорошо бы, но как? Нет опоры, нет прыжка. В ту же секунду, что-то тёмное промчалось мимо, спускаясь сверху вниз. Что это могло быть? Рассмотреть тёмное пятно при такой скорости невозможно.

Я взглянула на Авдия. Он беспокойно сигналит, что нам нужно срочно выбираться отсюда. Легко сказать, тяжело сделать. Придётся задействовать внутреннюю энергию, а без неё никак не обойтись. Мы не знаем, с чем ещё придётся столкнуться и лучше бы не расходовать её попусту, но ситуация сложная и тут уже не до переживаний о том, что может случиться после.

Взявшись за руки, мы изо всех сил попытались оттолкнуться, но, к сожалению, ничего не получилось. Авдий искал опору и воспользовался моими руками, и как следствие я улетела вниз, увлекая за собой и его. Нет, это не вариант, тут надо действовать самостоятельно. Разомкнуть руки страшно, но и дальше «висеть» тут опасно. Я вспомнила, что в «эфирной плоскости» встречается редкий вид шамбалы. Климент рассказывал, что «эфирная плоскость», что находится между мирами, не безжизненная – тут кипит своя жизнь. Ещё эту плоскость называют антимиром. Так что «эфирная» форма жизни – это не сказки, это другая реальность. Климент говорил, что шамбалы агрессивные сущности и с ними лучше не шутить. А мы и не шутим – мы случайно провалились в антимир, а теперь пытаемся выбраться отсюда.

Я взглянула на Авдия, который всё это время не сводил с меня глаз. Единственно верное решение, разделиться и попытаться выбраться из «эфирной невесомости» самостоятельно. Есть опасность, что мы окажемся в самом низу, но попытка не пытка.

Когда наши руки разомкнулись, я почувствовала холодок, который ядовитой змейкой пробежал по спине. Страшно остаться одной в антимире и менее страшно остаться одной на третьем уровне Пустыни. Как нас только угораздило провалиться сюда? А для точности, провалился Авдий, а я сиганула за ним, боясь остаться одной в незнакомой местности.

Я развела руки в стороны и взглянула на Авдия. Он повторил мои движения. Теперь нужно согнуть ноги в коленях, а торс подтолкнуть наверх. Ещё раз взглянула на Авдия – только бы у нас обоих получилось выскочить отсюда. В следующий момент мимо пролетело тёмное пятно, только теперь оно поднялось из самой «преисподние» и устремилось вверх. Шамбалы волнуются и не известно ещё, что они задумали и тем более, неизвестно на что они способны. Климент говорил, что шамбалы невероятно коварные и злобные сущности. Предположительно, они не прочь поживиться физической плотью, а у меня нет желания стать кормом для «эфирных» форм.

Собрав всё самообладание, я совершила рывок и в следующее мгновение почувствовала твердь под ногами. Неужели, у меня получилось? Знания, полученные в Академии в действии. А я думала, гадала при каких обстоятельствах, мне может помочь внутренняя энергия? Вот она и пригодилась.

Туман в Пустыне рассеялся. Я огляделась и обнаружила, что и на третьем уровне, кроме песочных барханов ничего нет. Значит, и на верхнем уровне тоже песок и ничего более. Найдём ли мы портал, чтобы выбраться отсюда, это вопрос.

Где же Авдий? Волнение такое, что я чувствую, как кровь прилила к голове, не хотела бы я остаться тут одна, потому что совершенно не представляю куда идти и что искать.

Авдия нет и это плохой знак. На раздумья времени нет. В принципе, выбраться из «эфирной плоскости», мне не составит труда – вышло один раз, выйдет и в другой раз. Но как решиться снова «нырнуть» туда? Там мой друг и бросать его не в моих правилах. Я не Елена – я Алиса, и я дорожу дружбой.

Не раздумывая, я снова бросилась в пропасть. Теперь мне нужно спуститься вниз, потому что Авдия в пределах видимости я не наблюдаю. Если он оказался в руках, или зубах, или не знаю в чём ещё этих шамбалы, дело плохо.

Я успокоилась, знаю наверняка, что выберусь отсюда. Справедливости ради следует заметить, что твердь, что находится справа от меня уникальная. На земле не существует таких уголков. Стена искрится и переливается в неведомой цветовой гамме – холодная с виду и тёплая, когда к ней прикасаешься. Слева от меня пустота – густая и липкая. Где заканчиваются границы одному богу известно. А вот, что внизу, разглядеть невозможно. Может, бесконечность?



Виктория Летто

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться