В поисках Мастера

Размер шрифта: - +

Последний рубеж

И эту неприятность нам не удалось миновать. Вот уж не думала, что «за тридевять земель», в иной плоскости нас настигнет «песчаная» беда. Нет, это не зыбучие пески, которые встречаются в пустынях Внешнего мира – это нечто иное. Нога по колено погружается в неприятную трясино-песочную массу и чтобы освободить от пут ногу, приходится немало попотеть.

После долгого и изнурительного перехода, нам всё же удалось выбраться на относительно твёрдую поверхность: во всяком случае, идти по сухому песку легче.

-Устроим привал вон у той возвышенности, – указав вдаль, сказал Авдий.

-Прости, я ничего не вижу.

-А должна видеть, – посмеиваясь, заметил Авдий.

-Я некоторое время жила во Внешнем мире – мне простительно. Не было тренинга, а значит утеряны некоторые навыки.

-Да ты и раньше не отличалась дальновидностью, ведьмочка.

-Как ты меня назвал? – спросила я, рассмеявшись в голос. Конечно, я же ведьма, настоящая, одарённая магическими способностями. Мало того, я поток древнейшего рода ведьм. Это объясняет, почему Елена меня недолюбливает – я выше неё в этом плане, хоть она и считает себя сильнее меня. А, может, она просто блефует, старается изо всех сил убедить меня в моей слабости. Хорошо бы проверить на деле – кто кого.

-Чего задумалась? Всё нормально – ты ведьма и это дорогого стоит.

-Веди меня уже к той возвышенности, нам необходимо восстановить силы, – поторопила я друга.

Буквально валясь с ног, мы опустились на песок и, прислонившись спиной к отвесной стене возвышенности и впервые за долгое время расслабились. До чего опостылела мне эта Пустыня. Песок кругом, песок во рту, в волосах, в одежде. До сих пор не могу понять, почему мы с Авдием не испытываем изнурительную жажду. Всё тут иначе, в пустыне Сахаре, мы бы уже погибли от перегрева и обезвоживания, а тут, с нами ничего не происходит. Как будто организм застыл, отказавшись от привычных желаний.

-Устала? – спросил Авдий, как будто это и так не очевидно.

-Не то слово, – отозвалась я слабым голосом.

-Игра стоит свеч, правда? – посмеиваясь, продолжил беседу Авдий.

-Надеюсь, что так.

Если не смогу отыскать Климента, моё путешествие по Пустыне окажется провальным, то есть все мучения окажутся напрасными. Не представляю, что будет со мной. Во Внешнем мире мне скучно и пресно, а в Академии вряд ли для меня найдётся место – я не профессор магии. Куда податься потомственной ведьме? Ну, если только в цыганский табор. А, что? Очень интересная идея.

-На что ты готова ради Мастера?

-На всё.

-Это очевидно, – посмеиваясь, заметил Авдий.

Куда ещё очевиднее – всё ради Мастера. Никогда не думала, что буду бегать по Пустыне в поисках любимого. Я вообще в любовь не верила. Я считала, что для полного счастья мне будет достаточно театра. Сцена вообще казалась святым местом, пока я не очутилась в стенах «Храма искусств». Там всё просто – кто не успел, тот опоздал. А если ты не успел ухватить «кусок пирога», останешься «голодным» на многие годы.

-Странное место – Пустыня. Вот так жила и знать не знала, что параллельно с Внешним миром существует и другой мир, населённый странными сущностями.

-Это для нас они «странные сущности», а в целом, они имеют большее влияние на Внешний мир. А вот нам Внутренний мир не по зубам. Или можно сказать, что мы в принципе не имеем власти над миром «странных сущностей». Вот ты влюбилась в Мастера, а он и есть сущность. Некоторое время пользовался «носителем» именовал себя Климентом, но теперь освободился от него, а ты всё равно любишь его. Как это понимать?

Сразу не нашлась, что ответить Авдию. Для меня это тоже загадка. После того, как увидела Климента в Алтайском ущелье, таким, какой он есть, я поняла, что мне неважно, как он выглядит снаружи – я его люблю и всё.

-Он не изменился, – заметила я. – Нет, он стал ещё прекрасней, – добавила я.

-Тебе виднее, – задумчиво произнёс Авдий. – А я не мыслю другой жизни, кроме как в Академии. Это моё призвание – магия.

-А я была уверена, что ты вернулся во Внешний мир и теперь с усердием помогаешь своему отцу. А ты, такой же, как и я – тяжело вернуться к прежним привычкам.

-Отдохнула? – спросил Авдий и поднялся на ноги. – Нам пора. Осталось малость пройти.

-Ты почём знаешь? – поднимаясь вслед за другом, поинтересовалась я.

-Ты больше не слышишь голос Климента.

-Нет, не слышу, – согласилась я.

-Мысль летит далеко, а вблизи её трудно принять. Значит, мы уже близки от цели.

-Тогда, скорее, в путь, – воспряла я духом.

-Мы уже пришли, – сообщил Авдий и лукаво улыбнулся. – Тебе туда.

Мы обогнули сопку, и я потеряла дар речи. Как такое возможно?

-Серьёзно? Это же Песчаный замок. Это шутка?

Моим возмущениям нет предела. Мы шли по Пустыне, буквально рискуя жизнями, чтобы очутится там, откуда наш путь имел начало?

-Не кипятись, – принялся успокоить меня Авдий. – Ты прошла свой путь и достойно прошла.

-Мне не нужны награды – мне нужен Климент.

-Ступай, там разберёшься, что важно, а что нет, – тихо произнёс Авдий.

-А ты? – удивилась я.

-Мне пора вернуться в Академию. Я и так уже задержался. Боюсь, Магистрат не в восторге от моего отсутствия.

-Хорошо, – неохотно согласилась я. Надеюсь, это не ловушка. Эх, не сидится мне дома – мне нужны приключения. Надеюсь, выживу и в этот раз, а если нет, то винить некого.

Я подошли к Песчаному Замку. Ни солнечный свет, ни золотой песок не оттеняют мрак, исходящий из чрева распахнутых ворот. Для общей картины не хватает воронья кружащего над замком. Я вспомнила, как впервые оказалась тут и не по доброй воле – за мной Иерей прислал целую свиту. Тогда с леденящим сердцем я вошла в Замок. Высокий трон в каменной зале Замка заполнил своим грузным телом седовласый старик с длинной бородой, такой же седой, как и волосы на голове под трёх рожковой короной. В руке он держал предмет, из серии богатырской булавы. Он вертел эту булаву в руках, как будто она ничего не весила, хоть с виду в ней не меньше пуда. По обе стороны трона два могучих, широкоплечих красавца в чёрных трико и кожаных повязках вокруг бёдер. Их руки были сложены на груди крестом, ноги широко расставлены, а взгляд упирался в каменную стену и сами они были «окаменелые», даже мускул на лице не дрогнет, прямо «стойкие оловянные солдаты».



Виктория Летто

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться