В поисках смерти

1

   Холод пробирал до самых костей. Ветер устрашающе завывал за разбитым окном, занося с собой мелкие снежинки, которые медленно кружили в воздухе и опускались на пол. Первый снег в этом году. Ох, не так я себе его представляла. На долю секунды моё лицо озарила улыбка, вспоминая прошлогодний первый снег, но со следующим порывом ветра, который швырнул в меня холодные и острые снежинки, она пропала.

    Я поёжилась, плотнее обхватив ноги руками, и вжалась спиной в угол чердака. Это ужасно, когда на тебе осенняя курточка, а за окном разыгралась метель, и отвратительно, когда наступает ночь, а возможности развести костёр нет. Точнее есть, но страх, что его блики увидят те, от которых я тут скрываюсь, — намного сильнее холода.  

   По телу вновь прошла волна дрожи. Но на этот раз не от порыва ветра, а от недавних воспоминаний. В животе все сжалось, а к горлу подступил ком. Рука дёрнулась вверх, и пучки пальцев скользнули по ссадине над правым глазом поперёк брови. Резкая боль прошила тело и порез опять запульсировал. Ну, хотя бы, кровоточить перестало, да и припухлость щеки спала. Хоть это радует. Ещё вчера кровь заливала глаз, а щека на которой красовалось окончание пореза, была распухшая.

    Руки вновь вернулись на прежнее место, обнимая колени. Сколько времени прошло? Час, два, а может и всего-то минут десять? Чувство, которое всегда безошибочно подсказывало время даже в самую облачную ночь, как сейчас, молчало. Единственное, что я знала наверняка — снегопад усилился. Страшно осознавать, что было бы, если бы я вовремя не заметила старую постройку на границе леса и  необъятного поля, которое пересекала заросшая грунтовая дорога.

   Рука невольно дёрнулась, но в этот раз она уже легла на рукоять ножа. Страх и паника моментально захлестнули меня. «Что? Что такое?», — я начала вслушиваться в тишину ночи, затаив дыхание. За время проведенное в этом безумном мире руки уже сами ложатся на оружие в случае тревоги, какой бы она не была: или это мелькнувшая тень сбоку, которую ты даже не успел заметить; или тихий шорох в углу, который ты не расслышал толком. А может в очередной раз сработало шестое чувство?

   Я продолжала вслушиваться.

   «Мертвецы? Отнюдь».

    Проникнув внутрь здания и бегло осмотрев первый этаж, я нашла старую деревянную лестницу, что вела на небольшой чердак с разбитым окном. Так что живые мертвецы мне не грозят. Но, к тому же, я и не от них прячусь. 

   Паника возрастала, ладонь судорожно сжимала и разжимала рукоять ножа. Доля секунды, и пронзающий ветер ударил мне не только мелкими снежинками в лицо, но и чуть уловимым рокотом мотора. Шум усиливался, автомобиль ехал по единственной в округе дороге в сторону моего укрытия, и был уже весьма близко.  На мгновенье свет передних фар осветил чердак, проникая через разбитое окно и дыры в стенах. Внезапно рёв двигателя умолк; фары потухли, оставляя после себя непроглядную темноту; хлопнули ржавые дверцы машины, и снег захрустел под ногами водителя.

    «Только один человек. Он! », — пронеслось в моей голове, а глаза предательски наполнились слезами. Я беззвучно опустилась на пол и прижала ухо к деревянному полу. Слёзы уже во всю катились по щекам.

    «Вот и все. Попалась. Нельзя было останавливаться. Нельзя. Надо было бежать, идти, ползти. Пусть бы меня замело, пусть... Пусть бы меня разорвали мертвецы. Но лишь бы не возвращаться туда».

     Дверь скрипнула и неспешно отворилась перед ночным гостем. Тяжелой, неспешной, даже слегка высокомерной походкой прошёлся он от двери в центр комнаты и остановился. Я зажала рот рукой, чтобы вслух не завыть от безысходности и отчаяния.

     — Ну что, солнышко? Сама выйдешь или в прятки поиграем?



joe

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться