В поисках солнца

Размер шрифта: - +

В поисках солнца

Лампы вновь замерцали и погасли. Шум вентиляции тоже стих. В комнате воцарилась полная тишина. Лена чувствовала на коленях голову своей дочери, Даши, ощущала биение ее маленького сердечка. Девочка недавно заснула, но то и дело вздрагивала: почти каждую ночь ей снились кошмары. Вскоре в коридоре послышались неуверенные шаги. Дверь со скрипом отъехала в сторону, и внутрь вошел человек.

- Майк, это ты? – шепотом спросила Лена.

- Да, дорогая, – донесся из темноты тихий мужской голос – Даша спит?

- Угу.

- А где Кай? – Майк досеменил до кровати и, нащупав свободное место, сел рядом с женой.

- Снова пошел к Еве. Ты уже говорил с ее бабушкой?

- Старушка очень не хочет ее отпускать. Мне едва удалось убедить ее, что иного выбора нет.

- Его точно нет, Майк? – Лена взяла мужа за руку. Она дрожала от страха – Что с генератором?

- Энергии почти не осталось. Перебои будут повторяться все чаще.

- Но ее хватит на подъем?

- Да. Должно быть, да. Возможно. Но точно сказать не могу. Умереть в застрявшем лифте – жуткая перспектива

- Ты ведь сам сказал, - Лена до боли сжала его кисть – что это – единственный выход.

Через полчаса напряжения вновь стало достаточно, чтобы лампы в комнатах снова тускло загорелись. Майк собрался с силами и пошел забирать детей. Он купил это убежище вскоре после начала войны, но даже представить не мог, что им придется воспользоваться и застрять здесь на долгие восемь лет. Оно было рассчитано на более длительный срок, но вместо десяти человек здесь проживало двенадцать. Когда к городу подошли вражеские машины, Майк не смог оставить свою престарелую соседку, мадам Хаксли, и ее шестилетнюю внучку, Еву, на растерзание «Шершням». Тогда он надеялся на скорое завершение конфликта. Но дни сменялись месяцами, а вестей с поверхности не было. Потом счет пошел на годы. И в один далеко не прекрасный момент, начал отказывать генератор. Очистка воды, подача тепла, воздуха, свет – все завязывалось на электричестве, которое брать было больше неоткуда. Они сами загнали себя в смертельную ловушку. Но для детей, верил Майк, еще оставалась надежда.

Кай и Дарья Клейтоны, семнадцати и двенадцати лет. Дэниел Лок, пятнадцати. Ева Хаксли, четырнадцати. И Джеймс Салли, десяти. Все пятеро стояли в лифте и смотрели на с трудом сдерживающих слезы родных. У каждого на поясе висел фонарик, а на спине – небольшой рюкзак с едой и лекарствами. Родители сказали им, что нужно найти других выживших, новое убежище в другом месте, чтобы все могли перебраться туда. Поэтому в глазах детей читался лишь легкий страх перед неизведанным. Лишь Кай все понимал, видя блестящие глаза отца и дрожащие руки плачущей матери. Он сам изо всех сил старался не разрыдаться, чтобы не посеять панику среди своих товарищей. И вот, двери лифта закрылись, и кабинка медленно поползла вверх.

Несколько раз их «ковчег» резко останавливался, разливая внутри себя темноту. Девочки испуганно вскрикивали, а мальчики – нервно вздрагивали. Но через несколько мгновений снова включался свет, а лифт продолжал свой тяжелый подъем. Свой последний подъем. Наконец, подъемник затих, а створки дверей стали разъезжаться в стороны. Но на полпути они остановились и, дернувшись, встали намертво. Лампа на потолке, больше не мерцая, окончательно погасла. Перед детьми предстала бесконечно глубокая чернота внешнего мира, из которого их вырвали восемь лет назад. Кай включил фонарик.

Луч света выхватывал из мрака далекие стены и потолок огромного зала. Парень вспомнил, как видел это место в последний раз. Там, напротив, где длинным рядом должны были идти двери спусковых лифтов, лежало бесформенное бетонно-стальное месиво, внутренности полуразрушенного небоскреба. Справа, всего в трех десятках метров, проемы от больших стеклянных витрин выводили на улицу. Оттуда доносился тихий гул и далекие громовые раскаты. Где-то далеко еще продолжались бои за город. Краем глаза Кай заметил, как Ева отчаянно жмет на кнопку с внешней стороны стены:

- Ну, давай же, закрывайся! – она уже почти била своим худеньким кулачком по большому серому кругу с надписью «вниз» - Глупая дверь!

- Ева, что ты делаешь? – парень пытался одернуть ее, пока другие растерянно оглядывались по сторонам.

- Бабушка случайно положила в мой рюкзак свой кулон. А она с ним никогда не расстается. Его ей дедушка подарил. – Она ненадолго отвлеклась на ответ, а потом продолжила молотить по несчастной кнопке – вот я… и пытаюсь… спустить лифт… и вернуть его ей!

- Хватит! – прокричал Кай на весь зал и с силой дернул девочку за руку – Лифт уже не спустится вниз. Он обесточен…

- Но как же мы тогда… - дрожащим голосом начала Ева. На ее глаза, полные обиды и непонимания, навернулись слезы. И все же, свои последние слова Кай произнес слишком громко. Другие тоже начали понимать, что значили те влажные глаза взрослых, долгие и крепкие объятья и прощания, полные слов любви. Дети не должны были вернуться в убежище. Даша, осознав, что они остались одни посреди разрушенного города, заплакала и уткнулась головой в спину брата. Джеймс, обхватив руками колени, забился в угол кабинки лифта и замер, а Дэниел, после череды громких и отчаянных ругательств в адрес генератора, лифта, Кая и вообще всего мира, в ярости избивал ногой кусок бетонной плиты посреди зала.



Вестник Бесконечности

Отредактировано: 09.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: