В поисках вечности

Размер шрифта: - +

Вампир некстати

Для бегства колесо выбрало совершенно неудачное место. Или очень удачное – если ненависть к людям, использующим телеги, пробудило в нем обозленную душу. Ингрид вздохнула и медленно сосчитала до десяти. Потом до двадцати. Этот район Временного рынка Сварри – не то место, где можно себе позволить потерять голову или показаться слабым. В любом другом месте, даже в соседнем районе рынка, она вполне могла бы положиться на свою бляху Алхимика. Но только не здесь.

Колесо поймал рослый широкоплечий парень. Поймал, поднял – и так и остался стоять, вперив в никуда пустые глаза. Зомби. В прекрасном состоянии, мастерски поднят: нету даже шрамов от истязаний. И света не боится. Ингрид еще раз огляделась. Пусто, все магазины закрыты. И правда – что им с утра-то делать, нежить света не любит. Как и те, кто ее покупает – запрещенный товар лучше приобретать анонимно, коли с него прибыль хочешь получить, а не очистительный костер Храма Рассвета.

Из магазинчика позади зомби вышел щуплый человечек, посмотрел на своего работника и подошел к Ингрид. Знак Алхимика на ее плаще ненадолго привлек его внимание. Покачав головой, он обратился к девушке:

– Леди Алхимик, не нуждаетесь ли вы в помощи? Мои работники – он кивнул на своего зомби – весьма умелые ребята, могут починить повозку к вечеру. Самое позднее – к закату управятся. Пока вы свои дела уладите – телега в вашем распоряжении будет.
«Ага, приду к тебе к закату, а после полуночи пойду с молотка – как зомби или как вампир для рабского контракта. Начхать тебе на гильдию Алхимиков – через неделю этот рынок закроется – и растворишься в тумане Пустошей» – Ингрид прекрасно понимала, где находится, хотя и посетила рынок Сварри впервые. Большую часть его составляли торговцы полулегальной продукцией для магов-наемников и алхимиков, но это было лишь толстой завесой для самого прибыльного дела – торговли нежитью. Формально это нечистое занятие каралось костром – как для продавцов, так и для покупателей, но на задворках Империи даже храмовники смотрели на это сквозь пальцы. Поговаривали, что здесь, на окраинах, даже приходские служители имели свою мзду от такой торговли.

Щупленький торгаш терпеливо и почтительно ждал ответа, заискивающе глядя на Ингрид.

– Прошу прощения за беспокойство, но эта телега не моя и я не хочу чинить ее за свой счет: скряга-владелец не возместит мне ни единого медяка. Я сюда приехала за вполне определенной покупкой и не могу бездумно тратиться. Подскажите, где поблизости можно поставить этот хлам – я вернусь позже с владельцем, и мы договоримся о ремонте.

Щуплый не выказал никакого недовольства:

– Нет проблем, нет проблем. Загоните ее в мой дворик, там сейчас свободно, товар свой я почти распродал.

Ингрид поежилась, но выхода особого у нее не было. Осталось надеяться на свет утра да на свои посредственные знания боевой магии. Обычно алхимики магии не обучаются, так что с эффектом неожиданности в случае чего можно и отбиться. А как она все хорошо продумала! Вчера один из ее клиентов, покупавший эликсир бодрости, рассказал, что в район магических зверей привезли раненого молодого огненного тигра. Ингрид всегда хотела тигра. Но взрослые боевые кошачьи почти не приручаются. Их используют для боев на аренах. А котята стоят огромных денег и долго растут.

К тому же, пока был жив ее учитель, он был категорически против таких приобретений – не важно, тигр это будет или барашек: алхимику магический напарник ни к чему. Все, что могло увести его ученицу с тропы алхимии на тропу магов-бродяг, было под строгим запретом.

Но учитель скончался несколько лет назад, а прибыль от торговли эликсирами вполне позволяла приобрести раненого огненного тигра: лечить магических зверей накладно, если ты не алхимик и не целитель, так что цена падала почти вдвое.

Ингрид рассчитала: она наймет телегу, выедет в ночь и к утру прибудет на рынок, в это время она как раз безопасно минует места торговли нежитью, погрузит раненое животное в телегу – и еще до обеда уберется из проклятого места. Но противный Рик Гарденс подсунул ей вместо телеги развалину – как пить дать, скупердяй решил  отремонтировать ее за счет девчонки, ничего не смыслящей в телегах. Вот и пусть сам ее забирает у торговца нежитью. «Рик штаны обмочит, едва увидит мертвеца» – Ингрид улыбнулась в предвкушении и решительно кивнула щуплому торговцу. Тот отдал команду своему зомби, и они вдвоем заволокли повозку к себе во двор. Ингрид зашла следом, не слишком удаляясь от входа. Пока щуплый выпрягал лошадь, зомби погрузил отвалившееся колесо в повозку и стал накрывать ее рогожей. Ингрид с любопытством оглядела двор. У дальней стены был отгорожен загон с подиумом посередине. Ясно, для торговли. Загон пустовал – торговец и впрямь все распродал. Справа от входа шел ряд клеток с мощными шипастыми посеребренными прутьями – ночью здесь показывали вампиров. Днем, конечно, здесь никого не могло быть: всех не проданных бессмертных бедняг держат в небольших временных погребах под лавкой.

И все же, в одной из клеток лежало тело. При виде него Ингрид едва не стошнило от неожиданности: сквозь дыры в тряпье пузырились солнечные ожоги и ожоги от серебряных кольев, утыканных в его тело, как в подушечку для иголок. Местами сквозь прожженые дыры выступали кости. Справившись с тошнотой, Ингрид подошла ближе. Почему он еще жив?!! «Потому что он регенерирует быстрее, чем сгорает. Не может быть, это… Идиоты!!! Ну почему я должна спасать человечество за свой счет?!!» – но Ингрид знала, что оставить этого вампира здесь она не сможет. «Прощай, мой огненный тигр, – вздохнула девушка, – надеюсь, ты найдешь напарника не хуже меня».

– Эй, хозяин, – обратилась она к продавцу, – что это и сколько стоит? – Ингрид указала на кучку дымящегося тряпья.



Лиха Янина

Отредактировано: 08.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться