В поисках вечности

Вампир с доставкой

Ингрид, едва выехав из-за угла, увидела Гарденса. Скупердяй непрерывно измерял ширину ее ворот нетерпеливыми шагами. Семь широких шагов, разворот, семь шагов…

«Такого нахальства даже от него не ожидала! Как хорошо, что я согласилась на предложение Зипписа» – продавец нежити настоял на помощи своих знакомых при доставке вампира. Так как это были торговцы, уже покидающие рынок Сварри, они взялись в качестве ответной услуги помочь бесплатно. За что они были так должны щуплому Зиппису, осталось не ясно, но их готовность услужить била через край. Чтобы не произвести фурор в деревне, договорились, что к резиденции алхимика они подъедут с наступлением темноты, так что теперь руки Ингрид были в буквальном смысле свободны и ну очень чесались.

Гарденс печенкой почувствовал, что милая улыбка леди алхимика не сулит ему ничего хорошего. Именно так она улыбалась в детстве перед тем как почти вышибла дух из старшего сына Старосты Брэтта. Рик сжался, но надежды не потерял: очень уж было жалко повозки. Ее еще можно было починить. Эх, все этот Староста, ну почему светлое будущее деревни должно строиться за счет его, Рика, средств! Нет, надо срубить с девчонки все, что ему причитается. Ну не будет же она его кулаками угощать, это ведь не детская драка.

– Леди деллаЛеони! Здравствуйте! Мне завтра повозочка моя нужна с самого утречка! Сын с невесткой в город поедут, а мне в Дистриктвилл надо. Вы же ей, смотрю, не воспользовались, так я прям сейчас и заберу?

«Ах ты, мошенник! Делаешь вид, что не замечаешь – упряжь на лошади не верховая. Что, все так и надо? Ждешь, когда я извиняться начну, и денег с меня потребуешь? Ох, будто мы мало знакомы!» – продолжая спектакль, начатый Гарденсом, Ингрид мило прощебетала:

– Дядя Рик! Повозочка твоя у мастера, что временно работает возле рынка Сварри. Мастер очень хороший и знающий. Он сказал, ее уже лет пятьдесят, как отремонтировать пора, до его мастерской просто чудо ее довело. Он все-все починит и скидочку даст. Целых два золотых! Так что можешь поехать забрать – к ночи как раз успеешь, а к утру вернешься – мастер и ночью работает. Спроси у кого угодно мастера Зипписа – его там все знают и очень ценят!

– Ты ее оставила на рынке Сварри?!! – Гарденс задохнулся от возмущения, но восстановить дыхание Ингрид ему не дала:

– Нет-нет, дядя Рик, что ты, не на рынке. Возле рынка. Возле. На сам рынок я не доехала, ось сломалась. Прямо на ровном месте. А тут мастер прямо как по волшебству рядом оказался. Но повозка твоя, не моя, так мы договорились, что он ее починит, а ты приедешь и расплатишься – только я думала, ты завтра поедешь. А повозочка уже к ночи будет готова.

Гарденса трясло и от озноба, и от возмущения. Всем жителям окраин известно, что представляет из себя рынок Сварри. Благочестивый человек туда не сунется – только колдуны да алхимики, и как Храм разрешает подобное! Лишь бы в города не совались. Но окраины рынка – совсем гиблое место. Там одни душегубы собираются, по которым костер тоскует. Постойте! Эта девчонка на него свой долг за ремонт повесила?! А ну как она сказала, где его искать – тогда эти разбойники явятся с него деньги вышибать. Ингрид тут же радостно подтвердила его опасения:

– Если тебе, дядюшка, тяжело самому туда добраться, то через три дня они сами повозку тебе доставят, но тогда еще три золотых надо будет доплатить – им придется от пути отклониться, чтобы сюда заехать.

– Дрянная девчонка! Сломала мою повозку, да нечистых разбойников на меня натравила! Сама расплачивайся! Мне моя повозка к утру нужна! – Гарденс резко повернулся и пошел к деревне. Хотя это скорее напоминало бегство, Ингрид нахмурилась. Никогда ранее деревенские так нагло себя с ней не вели. С тех пор, как в 14 лет девушка получила бляху Ордена Алхимиков, даже разнимая ее драки с деревенскими мальчишками, к ней обращались строго по этикету: «леди» и на «вы». Рик дважды обратился к ней как к простой деревенской девке и не постеснялся нагло требовать то, что требовать не имел права. Если она отменит скидку на лекарства для сельчан, им придется очень туго, целители сюда уже более десяти лет не заглядывали, знахарь хоть и варил какую-то бурду, помогала она редко, так что обидеть леди алхимика – накликать беду на деревню. Рик – трус и никогда бы не осмелился так себя вести. Что происходит?! Ладно, сейчас это не важно. Надо позаботиться о том, чтобы он до ночи здесь не появлялся – может ведь подкрасться посмотреть, отправится ли она за его драгоценной «повозочкой».

Ингрид поспешно слезла с лошади и открыла ворота. Вообще говоря, лошадь тоже была не ее, Литлроуз ей одолжил мельник, но тут можно погодить. Девушка завела лошадь в сарай и привязав к столбу, подкинула остатки сена. После достала из дорожной сумки еще один, совсем старенький плащ, и завернулась в него. Он ей достался очень давно, еще от одного из клиентов учителя Рагнара: охотник отдал старую ненужную вещь как игрушку маленькой девочке, и Ингрид вдоволь в детстве нашалилась, используя это драное сокровище. Плащ хотя и не делал человека невидимым, при должном обращении сильно помогал сливаться с окружающим пейзажем.

Задворками Ингрид направилась к хозяйству Гарденса. В это время его гордость – племенные свиньи – находились в загоне на краю деревни. Ни единого человека здесь не околачивалось, и амбре от милых хрюшек тут вовсе было ни причём – породистые толстушки гуляли под присмотром Энда – огромной злобной и коварной псины. Был случай, когда эта тварь загрызла обезумевшего бульфокса, которому не посчастливилось забежать в деревню. А ведь до того считалось, что усмирить это чудовище могут только маги-охотники, и те не сразу.

Одного черного кобеля хватало, чтобы за последние девять лет ни единой свиньи и коровы у Гарденсов не пропало. Только вот… именно на Энде Ингрид тестировала свое первое приворотное зелье. Приворот на верность получился таким крепким, что эффект длился до сих пор.

Так что теперь, спустя шесть лет, можно пожинать плоды. Ингрид одной рукой погладила жесткую черную собачью шерсть, а другую просунула в щель между досками и капнула пару капель в корыто с водой, стоявшее на краю загона. Пора смываться. Энд явно соскучился и не хотел расставаться так скоро, но раскрывать дружбу со сторожем не входило в планы Ингрид – очень скоро Рик обнаружит весьма неприятный сюрприз и девушке не хотелось усугублять подозрения.



Лиха Янина

Отредактировано: 30.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться