В поисках вечности

Целый вампир. Ну, или не совсем

Когда Ингрид открыла ящик, скрытый в массивной скамье, там лежал хоть и бледный, но уже вполне целый… юноша? Мужчина? Пациент? Девушка не совсем понимала, как относится к вампиру, но предпочла и не задумываться. Хотя очарование древних практически не влияло на нее, кто знает, на что способен тот, кто столько дней продержался на солнце с девятью серебряными кольями в теле и жидким серебром в крови. Ингрид бесцеремонно выкатила все еще закованное в цепи тело, стараясь не обращать внимание на прорехи в одежде. Прежде-то они ее мало волновали, ведь сквозь их виднелась лишь тлеющая разъеденная плоть.

Но сейчас, помогая вампиру подняться, она поняла, что ее щеки предательски розовеют и готова была провалиться сквозь землю. Хотя, в этом слабом синеватом сиянии фиалов, вряд ли можно что-то разглядеть.

Девушка аккуратно усадила пациента на скамью и поставила перед ним восемь флаконов с кровью.

– Вот, все, что есть. Если бы не жидкое серебро, этого хватило бы, чтобы вы вернулись на свою территорию. Но сейчас хватит лишь на пару дней. После подступит жажда. Единственный выход для вас – добраться до штаб-квартиры Ордена Алхимиков. Дядя Андре сможет помочь. У него есть способ очистить кровь от серебра.

Вампир хрипло рассмеялся. Все же, видимо, заживление было только внешним. «Жидкое серебро должно непрерывно сжигать его изнутри, но он так весело смеется?! Он ненормальный!» – подумала Ингрид.

– «Дядя Андре» – это ты про того старого монстра? Про Андре деллаЛеони? – просмеявшись спросил вампир?

Девушка сначала остолбенела, а потом тоже тихо рассмеялась. Вампир удивленно посмотрел на нее.

– Просто это забавно: древний монстр говорит про человека «старый монстр», – пояснила Ингрид. – Вообще-то, я должна была сказать «отец» или «папа», но я видела его лишь несколько раз и мне трудно выговорить что-то подобное. Скорее, я назвала бы своим отцом учителя, именно он воспитал меня.

– Никогда бы не подумал, что у старого монстра может быть дочь. Для этого старикашки подобное должно быть давным-давно невозможно.

– Приемная дочь, если быть точной. Ингрид деллаЛеони, – девушка присела в карикатурном реверансе. – А теперь представьтесь пожалуйста, уважаемый лорд.

Вампир задумался.

– Думаю, правильно будет: Трист. По крайней мере, последние годы я именовал себя именно так.

– Никогда не слышала про древнего с таким именем. Ну и ладно. Ваша тайна – это ваша тайна. Восстанавливайтесь потихоньку, а потом отправляйтесь в Нейтральные земли, ну, или куда-нибудь еще, не смею указывать. Только, прошу, побыстрее покиньте этот дом. Меня здесь не будет примерно дней пятнадцать-двадцать, и я не хочу вернуться и застать здесь имперских следователей.

– Мне казалось, вы хорошенько приструнили деревенских, – удивился Трист. – С каких пор Храм смеет врываться в лабораторию алхимика, особенно, если это принцесса Ордена?

– Принцесса? Ну да, пожалуй. Но в последнее время здесь, на окраинах Империи все постепенно переворачивается с ног на голову: даже деревенские жители смеют обращаться непочтительно к этой «принцессе», служители храма проглядели прямо у себя под носом древнего лорда, мелкопоместные дворяне обзаводятся гаремом из нежити – и спокойно продолжают избегать костра. На рынках Сварри районы, торгующие нежитью, занимают все больше места – и ни одной инспекции за последние три года.

– А принцесса алхимиков почему-то обзавелась снаряжением мага-охотника, – в тон ей продолжил Трист: пока девушка говорила, ее проворные руки вынимали из шкафчиков маленькие бутылочки и упаковывали их в специальных отделениях ремней.

Ингрид пожала плечами:

– Мне восемнадцать лет, и почти все время я провожу в этом чертовом подвале. Конечно, пока я алхимик, у меня есть защита Ордена, неплохой доход и стабильное будущее. Но это же безумно скучно, согласитесь. Не могу сказать, что алхимия мне не нравиться, но у меня, по сути, никогда не было другого выбора, никто никогда не ставил под сомнение этот путь. Но этот выбор – не мой. Возможно, пошлявшись по свету, я вернусь в этот старый подвал, прослезившись от умиления. Но сейчас я не могу смириться. Так что, я думаю, пока дядя Андре меня не сцапал и не заключил в какой-нибудь драгоценной клетке, я потихоньку смоюсь отсюда. Я уже получила первое задание как охотник, так что сейчас каждая минута на счету, иначе я просто не уложусь по срокам.

– У тебя есть магические навыки охотника? – удивился Трист.

– Учитель Рагнар так надо мной трясся, что решил обучить некоторым навыкам, хотя и пресекал дальнейшее углубление. Чтобы ничто не отвлекало от Ее Величества Алхимии. Ну ка же: придется потратить слишком много времени, которое можно было бы посвятить их драгоценным экспериментам. И потом, алхимиков и так боятся, а если бы они еще стали боевыми магами – нас считали бы слишком большой угрозой, и все наши противники объединились бы против нас. И вообще, – Ингрид иронически усмехнулась, – эти маньяки склянок и реторт – ужасные снобы.

– А твой заказчик знает, кого он нанял?

–Местные деревни очень бедны, так что Смотритель округа предпочел нанять меня, а не опытных охотников. Все же, это три болотных хинда. Они довольно сильны, но при этом с них ничего не получишь: много усилий, и никакой прибыли, кроме платы за уничтожение – никаких ценных ресурсов. Поэтому заказы на их уничтожение стоят так дорого. Хотя эти три особи практически не выбираются из болота, они перекрыли Черную гать – единственный путь к деревням на востоке. Так что у Смотрителя и выбора особого не было.

– И твоих навыков хватит, чтобы уничтожить трех хиндов? – удивился Трист.

– Я не собираюсь полагаться только на магию. Никто не попрется за мной наблюдать, так что я могу применить кое-что из своего личного арсенала, – Ингрид любовно погладила флаконы, заправленные в ремни. – С тремя хиндами я легко справлюсь. Единственное, что меня удручает – время. Было 30 дней. Путь на болота – семь дней на лошади. Потом пешком по болоту найти этих тварей. Потом обратно. Если с лошадью что-то случиться, пока я на болоте – вообще к сроку не успею.



Лиха Янина

Отредактировано: 30.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться