В полшаге стоя от любви...

Размер шрифта: - +

В полшаге стоя от любви...

     Еще не переступив порог дома, я уже понимала, что не одна – буквально кожей ощущая ненавистное до боли присутствие того, кого здесь не могло быть… Того, кого я страстно желала увидеть и не хотела бы видеть никогда… Когда суд над ним состоялся и Донатэса отправили в "Обитель", я единственный раз в жизни напилась, то ли отмечая победу, то ли заливая горьким алкоголем собственную маленькую смерть. Я всегда его ненавидела, слишком страстно, чтобы это не оставило след в моей душе. Чтобы я, оставшись без заклятого врага, не лишилась чего-то очень важного, по чему теперь невыносимо почти скучала...
      Скромная кухня, два шатких от старости стула ,немногим крепче стол и пряный запах вина… «Кровь» - его любимый сорт, я даже не сомневалась. Руки впились в рацию на поясе – я знала, что в его присутствии она бесполезна, знала прекрасно, и все же прохладный пластик создавал иллюзию защиты. От него нет защиты, и я, посадившая его в лучшую в стране тюрьму, знала это, как никто. Я была одной из тех, кто причастен к сотворению этого чудовища… Вернее, именно я - последняя, кто видел его еще некогда человеком. Единственная, кому дважды удалось сбежать из его плена. Никто на самом деле не знает одну ироничную вещь - это не мне удавалось, это он меня отпускал. С каждым разом все сильнее привязывая к себе и вызывая все более мучительный раздор желаний увидеть и убить, чтобы не видеть больше никогда. Не получив, как ни странно, власти над моим рассудком, он заставил меня сходить с ума от внутреннего раздора. От странного, неуловимого притяжения к нему. Возможно, синдром жертвы. А возможно, и нет...
      Писк голографических часов и я, кусая губы, нажала на кнопочку, над "экраном" тут же высветилось лицо моего начальника.
      «Донатэс сбежал из Обители. Мы немедленно высылаем бригаду, забрать тебя в укрытие. Джен, отзовись немедленно!». 
      Усмехнулась, нажимая кнопку ответа. Даже дюжина бригад меня от него не спасла бы – ему хватит минуты, чтобы превратить мою жизнь в вечный ад. Минуты… Как он это делал уже не один раз… Как я сделала это с ним, умудрившись упечь-таки за решетку… Как мы делали друг с другом пять мучительных лет.
      «Джен, где ты? Джен!!!»
      - Не надо посылать бригаду. Я в порядке… - с кухни донесся смешок, но мой ночной гость все еще остается вне поля зрения. На столе свеча и два фужера, полных вина. Я от души надеялась, что с ядом – это меньшее из того, что мог мне сделать человек, умудрившийся за два года разорить всю страну, разделенную «Стеной» надвое. Хотя не всю – его «апаксы» и пришли из той, второй части, с нашей стороны представлявшейся каменной стеной. С их, видимо, нет.
      - В порядке, значит? – тонкие губы искажены в усмешке… Я снова стиснула рацию, зная, что он ее уже отключил. Как и часы, теперь, когда я ответила на вызов. Когда все это началось, нас было двое, мы были лучшими друзьями. Теперь, когда все закончится, нас снова двое – только теперь мы – злейшие враги, взрастившие глубокую взаимную ненависть. 
      - В порядке, - я ответила Донатэсу такой же усмешкой. – В полном. Выполнил свое обещание, значит?
      - Я ведь тебе сказал, что еще доберусь до тебя… - изящный жест и фужер сам поплыл мне в руку. Он всегда любил быть эффектным, после того, как превратился в это… В то, что я создала пять лет назад. – Ну так вот, я здесь, - театральный поклон и мужчина, отбросив темные пряди от лица, пригубил вино. – Надеюсь, ты никуда не спешишь? Нам ведь столько всего можно вспомнить…
 

***


 

Сохнет трава, задохнулись глухие трубы,
Клятвы слова против воли прошепчут губы
Мне не дано знать, что сказало мне – "Прими!"...
Злое, как кровь, вино любит играть с людьми.



      - Не бросай меня здесь! – я стискивал руку Джен, испуганно разглядывавшей надвигавшиеся на нас силуэты. – Джим, пожалуйста… - девушка тщетно пыталась вытащить ногу из расщелины, в которую умудрилась угодить. А я так же тщетно пытался помочь ей магией… Но не успел – Хозяйка в тот день пришла за линию Разделения лично и поставила перед нами выбор – уйти мог только один из нас. Я к тому моменту лишился обоих родителей, а вот у Джен была семья – старшие брат и сестра, мать, отец, бабушка… Лучшая на курсе, где мы учились вместе, моя подруга детства. Девушка, в которую прошлый я, вероятно, был влюблен. 
      Я даже не задумывался над выбором, по счастливой или роковой случайности предоставленным мне – в ту ночь ушла Джен. А я остался с Хозяйкой… Чтобы позднее стать человеком, нагонявшим ужас на тысячи других… В присутствии которого ломалась техника, болели и увядали растения и животные, по желанию которого люди сходили с ума… Повелитель разума, мрачный властелин, жестокий тиран - прозвища, полученные мной за недолгие годы у власти. Второе, кстати, дала мне она.
      Я так и не узнал, что являла собой Хозяйка – всегда высокий силуэт в черном плаще, она никогда не принимала иной облик. И, спустя всего лишь два года моего обучения, передала мне часть своего могущества и ушла в лучший мир. Отравив, я и не успел понять, когда, мою душу своим ядом. «Преемник» - именно так она назвала меня, перед тем, как оставить. Перед тем, как я, против своей воли, поклялся подчинить себе людские рассудки, навеки лишив их воли, согласно ее мечтам. Эти слова, связавшие меня клятвой, произнеслись сами собой. 
      Преемник… И я был близок к триумфу. Сейчас я правил бы обеими территориями, если бы тогда, полтора года назад, не поддался очевидному обману Джен, притворившейся, что хочет стать моей ученицей, решив изменить своим товарищам по оружию. Дескать, очень восхищена мной за все наши встречи. Я знал, чем это закончится, но позволил ей добиться цели – во-первых, потому, что легко мог сбежать из Обители Разума – тюрьмы для особо опасных магов, куда меня и засадили, а во-вторых – я просто не мог поступить иначе, хотя и сам не знал, почему…
 



Астромерия

#32071 в Фэнтези

В тексте есть: мистика, любовь \ненависть

Отредактировано: 17.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться