В пробирке

Размер шрифта: - +

Фейс ту фейс

Глава 3. «Лицом к лицу».

Как известно, в любом учебном заведении все студенты подразделяются на группы, среди которых обязательно должны быть: одна — звездных мальчиков и другая, ей подстать, — известных красоток-девочек.

Мой университет оказался не исключением.

С первых дней стало понятно: кто, где и как.

Наглые и шумные парни заняли свои места на галерке, умные — в первых рядах. Красующиеся девушки расположились повсеместно, так как некоторые из них были заинтересованы в мальчиках, другие — в учителях, но отличительной чертой обеих групп было то, что аккуратно намакияженные мордочки и мудрёные прически являлись их обязательным атрибутом каждый день. Умом и сообразительностью они не отличались, наверно, это закон природы.

Девушки попроще, вроде меня, старались занять места в первых рядах, так как основной их целью посещения занятий было получение знаний.

Исключение в стандартном наборе составляла лишь четверка красавцев-парней, которые, как ни странно, оказались не в числе наглых и шумных, а среди умных.

О том, что они входили в зал, сразу становилось понятно, не глядя на дверь, так как все девчонки либо замирали (умные), либо начинали громко воздыхать (красивые), дабы привлечь их внимание. Но этим парням было абсолюто все равно. Хватало посмотреть на их серьезные лица, чтобы сделать вывод: они сыты по горло женским вниманием, и им на всех плевать.

Поимённо я их не знала, так как не это была моя цель. Но один из них, самый красивый, был высокий брюнет. Иногда он позволял себе снисходительно улыбнуться умирающей при взгляде на него девушке.

Другой, подстать ему, блондин. Тот не улыбался никогда.

И два попроще, так же брюнета, которые больше походили на бодигард: дутые и высокие.

Вся четверка постоянно занимала одни и те же места слева в третьем ряду. И многие девчонки, зная это, специально приходили на полчаса раньше, дабы расположиться вокруг них.

Сегодня я проспала. По-настоящему. Проснулась в семь пятьдесят четыре. Подскочила, как угорелая, а далее словно в сказке. Сама не знаю, как мне это удалось без метлы, но на лекцию я влетела ровно в восемь. Разумеется, запыхавшаяся, потная и красная, как помидор.

Спереди свободных мест не оказалось, поэтому я плюхнулась на пустое сиденье в третьем ряду слева. Лектор опаздывал, зал шумел, и я дала волю легким, откинувшись на спинку стула и протяжно выдыхая в потолок.

Кто-то слегка подтолкнул сзади, пытаясь протиснуться через меня:

— Может, подвинешься?

Я открыла глаза. Надо мной возвышался брюнет, позади которого с серьезным лицом наблюдал за моими расширяющимися глазами и ноздрями блондин. Бодигарды в ожидании стояли в проходе. Один из них, бородатый, с недовольной миной.

«Шо?! Они это мне?»

И тут до меня дошло: я заняла их место! Конечно, третий ряд слева! Лекция физики! Вот, балда!

Захотелось стукнуть себя рукой по лбу, но я сдержалась. Опустила глаза, молча подвинулась. Брюнет сел рядом, затем блондин и следом один из бодигарда. Бородатый уселся передо мной, прогнав какого-то парня, так как я устроилась за его столом!

Мама была права: купаться надо каждый день. Особенно когда тебе приходится пролетать за четыре минуты огромное расстояние.

Пришлось покрепче прижать к телу руки и подтянуть под стул ноги.

Слегка поведя голову в сторону, будто кого-то ищу, я попыталась понюхать подмышки. Не удалось. Наклонилась пониже, но стул покачнулся, а руки-то раскрывать нельзя, и я чуть не грохнулась на пол. Но кто-то вовремя удержал меня за столик, к которому был привинчен стул.

— Осторожно, не поскользнись, — приятный голос красавчика, и я вместе со всей конструкцией вернулась в вертикальное положение.

Какой конфуз. Ведь я даже спасибо сказать не могу: морда не мытая, зубы не чищены, во рту рыба сгнила. Какие там водные процедуры, когда в распоряжении всего пять минут!

Поэтому лучше не смотреть.

Не знаю, что подумал парень, но по его усмешке можно было предположить одно: мамино первое правило сработало на все сто.

В зал вошёл лектор. Все притихли. И я облегченно выдохнула в сторону, устремив своё внимание на него.

Больше брюнет ко мне не обращался, а я лишь краем глаза могла наблюдать, как быстро он строчит все подряд в своей тетради.

В середине лекции, когда профессор исчеркал всю стену неведомыми каракулями, одна из куколок, сидящая сзади, жеманно постучала карандашом по спине красавчика, заставив обернуться, и противным голосом с натянутым английским акцентом спросила:

— А зачем лектор это всё написал?

Я брезгливо посмотрела на неё, готовая ответить что-то нелестное, но парень меня опередил:

— А это чтобы ты сфотографировалась с доской.

Принцесса зазвенела, как колокольчик, приняв его издевку за шутку, а я, опустив голову, тихо рассмеялась. Значит, не все потеряно.

Зато его друг спереди разочаровал. С виду жутко серьёзный, бородатый мужлан, такого никак не назовёшь парнем, на перерыве взял свой телефон. И, так как он сидел прямо передо мной, хочешь не хочешь, а взору открылся его домашний скрин, на котором было запечатлено селфи себя, любимого, с веночком из снапчатовского фильтра. Про то, что губки бантиком, даже вспоминать противно. И я поняла, что есть ещё одна категория парней, к которой относится именно этот: умных, но тупых.

Лекция закончилась. Хорошо, что сегодня только она одна.

Быстрей! Беги купайся, крокодилище!



Maly Al

Отредактировано: 31.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться