В пробирке

Размер шрифта: - +

Зэ Соскобокс

Глава 5. «Нахалка».

Когда тебе кто-то нравится, ты стараешься проводить больше времени в местах, где этот человек присутствует. Я же, наоборот, стала избегать третьего ряда слева, устраиваясь как можно дальше от него. Особенно после неприятных подозрений родителей. Да и не нравился мне никто из красавчиков вовсе, просто стадное чувство, которое повисло сзади, как коровий хвост.

Великий Рататуй! Мой будильник никогда не научится будить вовремя. Сегодня ему вздумалось прозвенеть раньше времени на полчаса, а когда я поставила его правильно, оказалось, что завела спросонья на десять лет вперёд.

Поэтому на лекцию опять опоздала, и сидеть оказалось негде. Пришлось переться на галёрку, так как только там оставались свободные места, не считая мест бравой элиты. Но лучше я ничего не услышу, чем вновь окажусь рядом с ними.

Наученная горьким опытом, я ещё до входа в зал зажевала жвачку, так что дохлых рыб глотать не придётся, и отвечать нахалам можно смело. Я даже придумала несколько умных фраз на случай, если кто-то пристанет.

В последних рядах расположились бездельники, которые всю лекцию не давали покоя своим нудным зудением: «Зачем нам это надо, что за пургу профессор несет, лучше пойти, попить чаю...» — и тому подобное.

Один из парней, по всей видимости заводила, с интересом заглянул в мою тетрадку:

— Зачем ты все это пишешь?

От неожиданности я вздрогнула, так как до этого он сидел на приличном расстоянии от меня, наверно, через два стола. Как успел оказаться так близко?

Кстати, это тоже было отличительной особенностью данных студентов. Они спокойно могли прогуливаться по своему ряду, и профессор ничего им не говорил. Словно их нет. Видимо, он понимал, насколько все запущено, и не хотел отвлекаться.

И тут мои заранее подготовленные фразы вмиг испарились, оставив мозг плавать в какой-то чуши:

«Не твоего ума Кострома», — слишком грубо и непонятно.

«Слыш, иди гуляй дальше по ряду без огляду», — по уличному.

«Тебе что, делать больше нечего?» — но ему и правда нечего делать...

Пока же я выбирала из лишних нужную, он, со словами: «Ну пиши-пиши, зубрилка», — уже отъехал от меня на своё место, уткнувшись носом в телефон.

Неприятное чувство, когда ты не сделала то, что должна, но что это именно, неизвестно. Поэтому я тяжело вздохнула и вновь перенаправила своё внимание на профессора.

Закончив повествование, тот обратился к аудитории, задав вопрос. Настолько элементарный, что ответ сам слетел с моих губ. Но сказала я его тихо, и лектор не услышал, зато услышала девушка, сидящая спереди, выкрикнув его вместо меня.

— Молодец! — похвалил её профессор. — Имя?

«Шо?!»

Она произнесла своё дурацкое имя, а тот записал его в журнал, поставив галочку.

Я с ненавистью посмотрела на её затылок, готовая пнуть ногой кудрявые волосы. Но сдержалась. Может, она знала ответ тоже?

Но это повторилось вновь. Каждый раз, когда профессор что-то спрашивал, а я отвечала, но недостаточно громко, она ловила мои ответы и тут же повторяла, выкрикивая ему. Чем заработала приличную кучу галочек. И я, ерзая на стуле от злости, еле сдерживалась от желания ударить её книгой по голове или плюнуть на затылок жвачкой.

Но самый последний раз оказался наинаглейшим. Профессор спросил, что обозначает одно слово. В моем телефоне был загружен словарь медицинской терминологии, и я без труда отыскала его за две секунды.

Ответив лектору — на этот раз пришлось гаркнуть во всё горло — я довольно откинулась на спинку стула, но профессору оказалось мало, и он попросил найти развёрнутый ответ в интернете.

У меня в словаре таковой имелся, и я уже открыла рот, чтобы зачитать, но тут произошло нечто невероятное. Девица спереди повернулась всем своим плоским, худощавым торсом и, сладко улыбнувшись, выхватила из моих рук трубу: — Дай посмотреть, — следом вскочив с места и прочитав объяснение, которое я нашла.

Все произошло настолько быстро и неожиданно, что я опешила:

— С ума сошла, женщина?! Отдай телефон! — пихнула я её кулаком в спину. С таким поведением я встречалась впервые и, честно говоря, не знала, как себя вести.

Лектор же расплылся в широченной улыбке и влепил нахалке жирный плюс, после чего та повернула на меня недовольную размалеванную морду и протянула аппарат:

— Полегче. Чего злишься?! — обиженно произнесла.

«Серьёзно? Она дура или дура?»

По окончанию лекции я была такая злая, что вылетела в коридор, сметая всех на своём пути. Понятно, что таким образом трудно было не врезаться в столб, который вырос передо мной в виде долговязого парня. Он был настолько неестественно угрюмый, высокий и худой, что я чуть не поперхнулась жвачкой. Молча он нагнулся и подал мне упавшие книги.

«Спасибо», — подумала я в ответ. Но вслух произнесла лишь: «Му...».

Он не отреагировал никак на мое приветствие. Просто странно посмотрел, а потом повернулся и ушёл.

Растерянная, я тоже поплелась домой.

А когда рассказала маме про наглую девчонку, та сказала, что надо было треснуть её книгой по башке, пнуть ногой и залепить все её волосы жвачкой.



Maly Al

Отредактировано: 31.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться