В пробирке

Размер шрифта: - +

Контактинг

Глава 7. «Выход на контакт».

Сегодня я решила, что пора бы мне с кем-то познакомиться. Не то, чтобы я сама, мама настояла. Мол, иди на общую кухню, приготовь обед, глядишь, с девочками, что там вариться будут, и разговоришься.

Прошёл почти месяц, как я сидела взаперти. Но мне совсем не было скучно. Поэтому мамины назидательные порывы я приняла скептически.

Как это будет выглядеть, если все это время я не появлялась там, и вдруг выползу из берлоги и припрусь со своей сковородой.

Плюс, сегодня и так в общежитие творится что-то странное. За дверью слышен постоянный шум и топот ног.

Где-то неделю назад ко мне в комнату постучали, а когда я настороженно высунулась в коридор, спросили имя, записали его в тетрадку, объяснив это тем, что устраивается праздник для новичков, поэтому проводится опрос, кто на нем будет присутствовать.

Может, сейчас происходит подготовка именно к нему?

Но через полчаса топот прекратился так же внезапно, как и начался. А когда я расслабилась на кровати, чтобы почитать книгу, в дверь постучали вновь.

На этот раз я решила её не открывать. Незачем. Слишком любопытно заглядывала тогда девица в мою комнату через щель, в которую был просунут мой нос.

— Кто? — небрежно бросила я, прижав щеку к косяку.

— Мы — студенты стоматологического факультета, набираем себе пациентов, чтобы лечить им зубы. Вам зубы полечить не надо?

«Ну вот ещё! Привалило будущее! Щас-с»

— Нет, — недовольно буркнула я, готовая идти обратно.

— Вы уверены? — настаивал пронзительный голос. — Откройте рот, мы посмотрим.

— А дверь вам открыть не надо? —усмехнулась я. — Спасибо. Как-нибудь обойдусь. До свидания.

Не желая дальше продолжать ненужный разговор, я пошла в туалет и нажала на смыв бачка. И, так как стены были картонными, девушки, находящиеся по ту сторону двери, сообразили, что мне уже не до них.

Но вечером мама пристала, как банный лист, что негоже сидеть без подруг, вынудив пойти на кухню, сделать чай.

Нехотя, я взяла свой электрочайник, кружку, в которую предварительно положила пакетик чая и сахар, и сообщила маме, что иду.

«Верни чайник, — пришло в ответ смс и смеющаяся рожица обезьяны, — балда! Там чайники есть!»

И как она догадалась? Но я действительно выглядела бы полнейшей тупицей, приди туда со своим электроприбором.

Поставив чайник на место, я вооружилась одной лишь кружкой, глубоко выдохнула и вышла в коридор.

На кухне, кроме четырёх электроплит, двух холодильников и телевизора, никого не оказалось, что я и сообщила маме.

Наверно, моя чёрная аура нежелания ни с кем знакомиться разогнала всех.

«Сядь, посмотри телевизор, — сообщило смс. — Не вздумай упереть обратно в комнату».

Пришлось сделать себе чай и шлёпнуться на твёрдый стул.

Но и по прошествию двух часов, за которые я пересмотрела по четвертине от трёх неинтересных фильмов, пару мультиков, кучу рекламы и отдавила себе зад, никто так и не появился.

С чувством выполненного долга я отчалила к себе в комнату. Но в тамбуре общежития, куда вышла, чтобы купить воды из автомата, наткнулась на четверку наглых парней, которые толпились там в ожидании кого-то.

— О, зубрилка! — выкрикнул один из них, скорее всего, мой старый знакомый. Только его внешность совсем вылетела из головы, поэтому я не могла сказать наверняка. — Иди к нам!

В мыслях тут же закопошились умные фразы, но рот не выдал ничего.

— Бегемоты, — озлобленная на себя и весь свет лишь тихо прорычала я, опустив монету в автомат.

Железные щупальца плавно поплыли к намеченной цели, а потом, показав мне фигу, пустыми вернулись обратно.

Во дела! И я, больше не обращая внимания на парней, от злости треснула тупую машину рукой, но пить-то хочется, и кинула проглоту ещё одну монету.

Результата ноль. Не помогла даже нога, которой я заехала по его наглому железному переду.

В итоге, он сожрал шесть моих монет, пока не выдал злополучную бутылку.

Нахал! Но я этого так не оставлю и обязательно пожалуюсь начальству, чтобы вернули мои деньги!

Парни все это время, с интересом наблюдая за моими действиями, противно смеялись. И ни один из них не вызвался помочь.

А ночью меня разбудил жуткий крик, доносящийся из коридора.

Соскользнув с кровати и на всякий случай вооружившись будильником, я на цыпочках подкралась к двери.

Тишина.

Но только, решив, что приснилось, собралась вернуться обратно, как крик повторился. Оказалось, это девчачий смех, хотя больше он походил на рёв бешеного орангутанга.

Открыв дверь, я выглянула в коридор. Шум доносился из комнаты напротив.

Глянула на часы — три ночи. Ничего себе! И где же вахтерша?

Подошла поближе. Прислушалась. По раздающимся голосам я поняла, что там, наверно, собралась группа девчонок, и сейчас они смотрят телевизор. Несколько из них мирно переговаривались, а визжала только одна.

Сначала я решила, что это её реакция на фильм ужасов, но мелодия диснеевского мультика развеяла мои предположения.

Зачем же тогда орать?

Когда невыносимый крик повторился вновь, я, больше не сдерживая своего негодования, залепила им в дверь будильником.

Голоса тут же прекратились, и я услышала, как вся толпа, перепихиваясь между собой и противно шаркая, перекочевала в коридор.

Готовая высказать им все, что о них думаю, я поставила руки в боки и принялась ждать. Но дверь мне так и не открыли. Лишь тихий шёпот, будто их никто не слышит:

— Не открывай! Пусть подумают, что мы спим... Тише, слониха... Подвинься, все ноги отдавишь, — и шумные ёрзанья законспирировавшихся подруг.

Ладно. Черт с вами. Спите, так спите.

И я не стала больше стучать, а вернулась к себе в комнату, в надежде, что они действительно лягут спать. Проверила исправность железного друга, тот нисколько не пострадал, хоть на двери осталась вмятина, осторожно поставила его на место. Но не прошло и пятнадцати минут, как крики повторились вновь.



Maly Al

Отредактировано: 31.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться