В прошедшем времени

Размер шрифта: - +

Глава 4

Он резко поднялся, коротким движением сорвал предохранительную пломбу, и, откинув колпак, утопил крупную красную клавишу.

- Подача внешних команд с клавиатуры пульта управления временно блокирована, - тут же отозвался компьютер. – Вы продолжаете вести себя неадекватно. Я действую согласно заложенных программных приоритетов. Ваши попытки помешать изначально обречены на провал.

- Что необходимо для смены алгоритма действий? – Егор сделал последнюю попытку.

- Смена программных приоритетов. Пожалуйста, введите код доступа!

Один из экранов мигнул, на нем высветилась сенсорная клавиатура, в оперативном окошке призывно мигал курсор.

Вершинин лишь вздохнул и отвернулся. Коды доступа к программным файлам знали только высшие офицеры штаба.

- Идет предстартовая подготовка, - сообщил компьютер.

Егор невольно бросил взгляд на один из экранов.

За прошедшие десятилетия толща песка надежно укрыла люк пусковой шахты. Сейчас два автоматических грейдера, фырча водородными двигателями, широкими ножами сдвигали тонны песка. Через несколько минут выпуклый люк с зеленой каймой уплотнителя по контуру оказался свободен от наслоений. Включив пневмопушки, уборщики окончательно очистили выход пусковой шахты от песка.

- Расчет установок для стрельбы завершен. Идет тестовая проверка систем ракеты. До окончания проверки – двадцать семь минут.

Картинка на экране сменилась. Теперь на ней можно было наблюдать пусковую шахту изнутри.

Редкие габаритные огни превращали тьму в багровый сумрак. Двадцатиметровая ракета покоилась в страховочных захватах. Сервомеханизмы уже пристыковали конусообразную боевую часть. Дюжина кабелей тянулась из открытых технических портов ракеты и исчезала в стене.

- Проверка успешно пройдена. Контрольная продувка сопел.

Раздавшийся из динамиков грохот оглушил; Егор даже поморщился. Дюзы ракеты налились малиновым сиянием; реактивная струя ударила в газорассекатель. Шахта заполнилась белесым дымом. Натужно взвыла система воздухоочистки, поглотив продукты горения и с протяжным шипением подав чистого кислорода.

Вершинин отвернулся от монитора. Мысль, что нужно что-то сделать, чтобы остановить готовящиеся ядерное безумие билась в мозгу, выметая другие мысли и не давая покоя.

Егор заметался по залу, лихорадочно соображая.

Взгляд сам собой зацепился за противопожарную нишу – два баллона огнетушителей и топор на длинной диэлектрической рукояти, выкрашенной в красный цвет.

«Перерубить ведущую магистраль!» - мысль пришла как озарение.

Он не дал ей даже толком оформиться. Схватив топор, Вершинин прыгнул к дверям.

Металлические створки закрылись перед самым его носом - бороться с киберсистемой, работающей в режиме миллисекунд, было невозможно в принципе.

- Ваши действия граничат с саботажем. Я вынужден блокировать вас в зале управления, - тут же невозмутимо откликнулся управляющий компьютер. – Прошу прощения за причиненные неудобства.

- Да чтоб тебя! – рявкнул Егор и отшвырнул топор. – А ты не подумал о последствиях нанесения ядерного удара?! О радиоактивном заражении местности, об осадках?!

- Указанные вами факторы учтены. Доминирующие в районе расположения базы ветра отнесут радиоактивное облако в направлении восток – юго-восток. Вероятность выпадения радиоактивных осадков в районе расположения базы крайне низка. Вам ничего не угрожает. База экранирована от проникающей радиации. Фильтровентиляционные установки исправны. Ресурсов хватит минимум на семнадцать лет автономного существования.

Егор не слушал ровный голос киберсистемы. Усевшись в кресло, он обхватил голову руками, взъерошил волосы и уставился в пол.

Ощущение непоправимой беды ширилось в сознании вместе с собственным бессилием – он ничего не сможет сделать. Ему вдруг захотелось вернуться в спасательный модуль и вновь погрузиться в ледяные объятия низкотемпературного сна. Чтобы не видеть и не чувствовать ничего. И незаметно перешагнуть грань небытия…

- Файловый пакет полетного задания сформирован, - не унимался компьютер. – Идет загрузка данных… Данные загружены… До старта минус двадцать секунд.

В оперативном окошке стремительно изменялись цифры.

С протяжным гудением открылся массивный люк пусковой шахты. Через мгновение из глубины ударило пламя, облако песка и пыли накрыли стартовую площадку.

Желто-красный росчерк ударил в небеса.

- Пуск нормальный, - доложила киберсистема. – Устанавливаю канал телеметрии… Системы ракеты в норме. Активный участок траектории. Высота четыре тысячи метров. Тангаж и рыскание в пределах допустимых значений.

Егор так и смотрел в пол, словно боясь коснуться взглядом экрана.

На стереомониторе появилась панорама планеты – уходящая до самого горизонта пустыня. Видеодатчик, установленный на борту, бесстрастно фиксировал события. Изображение изредка подергивалось и смещалось – ракета корректировала курс.

- Пассивный участок траектории. Выход на линию пикирования над целью… Снятие ступеней предохранения боезаряда… - управляющий базой компьютер словно бы смаковал совершаемые действия.

Вершинин бросил взгляд на экран и увидел их – длинную, растянувшуюся на километр, вереницу всадников.

Нарастающий гул накрыл окрестности, поглощая ржание коней и людский крики. Лошади встали на дыбы, сбрасывая седоков, колонна смешалась. Те, что удержались в седле, пытались приструнить испуганных коней, одновременно задирая голову.

Белесый росчерк перечеркнул небосвод и яркая, бело-желтая точка стала стремительно расти.

Видеодатчик сработал на увеличение - или это специально сделал компьютер?



Дмитрий Палеолог

Отредактировано: 11.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться