В ритме с Ритой

Размер шрифта: - +

7. Поцелуй

     Гимназия была в городе на лучшем счету как у начальства, так и среди родителей. Она выигрывала гранты, тут работали сильнейшие педагоги, учиться в этой гимназии считалось престижно. Важные люди города старались отдать свое чадо именно сюда. 
      Рите ещё в августе на собеседовании предложили преподавать в старших классах - в двух девятых, двух десятых и одиннадцатом "В". Всего историков в гимназии было трое, считая теперь уже и Риту. Директриса обещала всяческую помощь в начале года, чтобы молодой учительнице было легче влиться в коллектив и в рабочий процесс. 

     Рита понимала, каким тяжёлым трудом окажется учительство; столько нужно успевать, узнавать, постигать, при этом быть для учеников неким авторитетом. Девушку радовали ее девятиклассники, ей удалось с ними найти общий язык в считанные дни. Разнохарактерные, юные, любознательные, они видели в Рите идеальную классную. Их прежний классный руководитель Виктор Федорович уехал ещё в прошлом апреле куда-то за Урал, по семейным обстоятельствам. 
Маргариту Ибрагимовну дети сразу приняли, девочки старались даже в чем-то подражать ей, копировали прическу и походку, мальчики млели от гордости, что у них такая классная - молодая и красивая. 
      Рита даже не думала, что ее внешность и молодость станут для нее проблемой среди самых старших учеников: кто-то ей подложил в журнал записку с приглашением в кино, некоторые открыто спрашивали номер телефона, о чем-то шутили вслед, когда она шла по коридору. Пара старшеклассниц и вовсе старались ее надменно игнорировать. Ревность и подростковый флирт - вот чего не ожидала Рита. А ещё Исаев Саша. Он сопровождал ее взглядом практически везде, а на уроках в его классе так и вовсе устанавливал безмолвный диктат среди одноклассников - никто при нем не делал ей плоских комплиментов, никто с ней не заигрывал, но все как один ощущали, что происходит нечто необычное. Друзья Исаева после того случая в кофейне старались не глазеть на Риту сильно, но она чувствовала их интерес. Что-то действительно происходило...


     Исаев был красивым парнем, но привлекало не это. Как заметила Рита, он не был заносчивым типичным мажором, но в нем чувствовалась недюжинная сила характера, а также упорство, уверенность в своих словах и поступках. Все вместе производило впечатление, девочки в гимназии только и говорили об Исаеве и его друзьях. Но молодая учительница не желала быть втянутой в какие-либо подростковые приключения. Рита хотела работать, помогать брату и отцу, уверенно смотреть в будущее. Однако иногда она ловила себя на том, что Исаев Саша ей нравится, и думает о нем немного больше, чем о других учениках. "Нужно думать о работе", - одергивала она себя.

     В пятницу после первого урока Рита шла в переходе между коридорами и несла в руках исторические карты, свёрнутые в громадные рулоны. На пустых лестницах эхо играло стуком ее каблуков; в панорамные окна бил утренний солнечный свет. Вдруг она заметила ниже за перилами движение.
- Маргарита, - услышала она низкий голос, как в эту минуту ее буквально вместе с картами в охапку схватили сильные руки. Инстинктивно отпрянув, Рита спиной упёрлась в стену под лестницей, но мужские руки продолжали ее сжимать. Накатила лёгкая паника и шок - что это вообще?... На нее смотрел в упор Исаев Саша, глаза его потемнели и будто высматривали в ней что-то важное. Рита тоже пыталась разглядеть в глазах парня причину, что он задумал? Исаев сбросил карты на пол одной рукой и тут же медленно положил вторую руку Рите на шею. Она поняла его, судорожно вздохнула, дернулась было, но Исаев нагнулся к ее лицу и с оттенком эйфории на лице поцеловал учительницу в губы.

     Рита уже ничего не понимала, она могла только чувствовать и смутно ощущать. Ей хотелось сопротивляться, драться и бежать прочь, но тело онемело на считанные секунды, и случился первый поцелуй в ее жизни. Исаев обнял девушку двумя руками за талию и с упоением углубил поцелуй, сминая женские губы, раскрывая их; он ликовал в душе, не чувствуя отпора и отторжения Риты.

      Звонок на урок неистово зазвенел на головой; Рита разжала тяжёлые веки и с силой толкнула Сашку. Ей стало стыдно, страшно и непонятно, почему позволила этому произойти. Парень снова шагнул к ней. Девушка, задыхаясь, предупредительно вскинула руку, не в силах говорить. Перешагнув через забытые на полу карты, она слепо двинулась к дверям. "Не плакать. На здесь, не сейчас", - уговаривала себя Рита. Выйдя в основной коридор, она влилась в толпу спешащих учеников; ноги несли ее к учительскому туалету. 


     В зеркало она увидела свое отражение и удивилась: лицо пылало изнутри, но было мертвенно белым, а вот красные губы распухли и казались чужими. Рита открыла воду и окунула лицо в ладони. Чего ей больше всего хотелось на свете, так это забыть про клаустрофобию и забиться в темном далёком углу. Девушке казалось, всем станет понятно, взглянув на нее, чем она только что занималась. Целовалась с мальчишкой, учеником! Не противилась, не бежала. Ей даже было приятно... Запоздалые слезы тихо побежали по мокрым щекам. Так стыдно, мамочка...

     Сашка сидел в машине у набережной, наблюдая за чайками. Те скользили у самых волн, создавая танец над водной гладью. В душе у Исаева творилось хрен знает что: вспоминая поцелуй, его накрывали восторг и ужас одновременно. Восторг от вкуса, запаха, нежности женского рта, будто Сашка никогда раньше не целовался. Его так накрыло, что даже сейчас дрожали пальцы. Он закурил, приоткрыв окно в салон. Телефон гудел в беззвучном режиме, но парень ничего не замечал. Ему было страшно от силы его чувства. Он понял, на что надеялся в ожидании поцелуя - "поцелую, потрогаю, пойму, что все как обычно, и меня отпустит". Хрен бы там, сука!...
       Ещё он думал про Риту, вспоминал ее глаза и губы, нежность кожи на шее и шок в глазах, когда она его оттолкнула. Не ударила, не закричала, просто обошла его в совершенной прострации и исчезла за дверями. Побродив по пустынным коридорам, Сашка вышел из гимназии, сел в тачку и приехал сюда. Ему казалось, что-то не так с этой Ритой; она просто впала в ступор, когда он ее зажал под лестницей. Не боролась, даже не дышала, словно растерянная малолетка. "Что она там думает сейчас?"



Bo Dornan

Отредактировано: 10.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться