В рубашке цвета Лаванды.

Размер шрифта: - +

1 глава.

ПЫЛЬНЫЕ КНИГИ, ИЛИ ГЛАЗА НАПРОТИВ.

Запах старых страниц книг, скрипучий паркет и высокие полки. Я зашла в

библиотеку, но не за моим любимым романом, или супер интересной фантастикой, описывающей в мелких деталях эльфов, с остренькими ушками, говорящих зверей и необычных существ, а всего лишь за материалом для доклада по обществознанию.
Всё прошедшее лето я проводила здесь. Писала что-то в своем дневнике, рисовала тушью и читала любимые книги.

С приходом осени, все изменилось. Выпускной класс, и все такое. Вы наверное подумали, что это очень здорово. Но знаете, я не хочу идти. Меня не любят в своей школе с третьего класса, как только перешла. Каждый день терплю ядовитые фразы в мой адрес, пинки и другие разные «приколы». Если целый учебный день ничего не происходит, то искренне считаю это праздником. Не понимаю, почему в мою сторону столько агрессии. Почему в людях столько злобы и ненависти. Неужели нельзя быть добрее друг к другу? Почему, если человек хотя бы каплю, хотя бы каплю отличается от всей массы общества, его начинают травить. И ведь это не в одной школе, а во всех. Просто представьте это число. А ведь изгои, в большинстве прекрасные люди. Я просто знаю это. Есть те, которые пытаются противостоять напору со стороны сверстников, а есть те, кто просто очень добрый, ранимый, и ему не по силам даже что-то ответить. Ведь все разные. У всех разный характер, разные истории жизни. Что-то в прошлом сделало их такими. У кого-то это зависит от воспитания родителей, у кого-то от обстоятельств. Если у ребенка было тяжелое детство, и его травят в школе, я просто не могу представить себе, какой ужас он терпит внутри себя. В душе. Вся эта борьба в голове, все эти запутанные мысли. Человек просто теряется. Конечно, если рядом родители, близкие, друзья, то немного легче проходить этот школьный период.

Пробегаясь пальцами по затертым коркам томов, я нашла то, что искала. Вынырнув из стеллажа научной литературы, моё сердце повело меня к полкам, с которыми проводила всё лето. Ничего страшного ведь, если я возьму одну книгу по своим интересам, и которую зачитала до дыр. Есть вещи, не надоедавшие ни в какое время года. Они называются «своими». Принадлежащие душе. Которые внесли содержащий в себе смысл в твое сердце. Или связаны с каким-то периодом. Печальным, или не очень, да может, вообще счастливым.

Оттянув рукава своего ванильного цвета свитера, сжав слегка пальцами, я поежилась от холода. Да, даже в вязаном свитере мне было холодно.

Возле стеллажа крутился парень, наверное, мой ровесник. И тут, он взял ту самую книгу, за которой я собственно явилась сюда.

 — Извините, это довольно глупый вопрос, но вы случайно не хотите взять другую книгу? — честно, сама не знаю, что только что сморозила, но моя «бумажная» подруга, очень была нужна сердцу.

 — Вообще-то, это довольно грустный роман. Даже название пессимистичное. «Королевство чёрных воронов».

 — Я знаю. Не первый раз перечитываю. Это моё любимое произведение.

— Пытаешься произвести впечатление? Или просто корчишь из себя псевдо меланхолика? — голос незнакомца был холоден. Сам Он был одет в длинное чёрное пальто, которое вскоре снял. Под ним оказалась рубашка цвета лаванды. Русые волосы, длиной чуть ниже подбородка, слегка вились. Ледяные глаза, смотревшие на меня с безразличием, были уникальны. Радужная оболочка правого глаза имела карий оттенок, а левого — серый.

 — Вовсе нет. — Я оробела. Он казался совершенно бесчувственным.

Вручив книгу мне в руки, парень развернулся и ушел в другой зал библиотеки. Не растерявшись, я последовала за ним. Петляя среди высоких стеллажей, не могла найти его. В библиотеке стояла тишина, которую иногда прерывали шелесты страниц книг. Люди искали подходящее для себя. Для внутреннего мира. Солнечные лучи, струящиеся из окна, освещали корки. Имена писателей мерцали. Как же удивительно то, что поколения могут общаться. И неважно, сколько столетий прошло, мы учимся у великих людей морали, набираемся от них опыта и умнеем. Просто некоторые книги бессмертны, так же как и те, кто их написал. Писатели живы. То, что им поставлены памятники еще много лет назад, это ещё ничего не значит. Они живут в наших сердцах. Они подарили нам свои души.

На запылившимся кресле, стоявшем возле окна, лежало черное пальто, на которое было навалено пять книг. Каждая содержала страниц пятьсот точно, не меньше.

 — Следишь за мной? Или так, случайно наткнулась снова на меня? — я сразу поняла, что это тот парень. Он вытащил антиутопию с полки со своей стороны, и перед моим лицом оказались его глаза.

 — Просто хотела спросить, ты ведь точно не против, если я возьму эту книгу? Я могу посмотреть себе что-нибудь другое.- Не могу смотреть ему прямо в глаза. Как же он напрягает меня. Взгляд еще такой холодный. До мурашек.
 — Точно не против.- вздохнув, продолжил, -Почему тебя это так взволновало?

-Нет, я не взволнована. Это просто…интерес.

-Ясно. Теперь, когда мы все с тобой решили, ты дашь мне возможность выбрать произведение? — он явно был недоволен.

 — Конечно. До встречи.- Буркнув, я поспешила в другой конец библиотеки, подальше от него.
Как можно быть таким колючим? Почему мне всегда попадаются такие люди вокруг. Неужели не осталось добрых, отзывчивых, интересных?

Пожалуй, пойду, возьму справочный материал по обществознанию, и отправлюсь домой.
Зайдя в читальный зал, я принялась за доклад по обществознанию. Тема «Виды знаний и понятие истины» казалась довольно интересной, поэтому это не составило особого труда для меня написать работу.
Больше всего я переживала не за оценку, которую заработаю, а за то, как держаться перед классом. Для них это ведь такое развлечение и радость, когда я выхожу отвечать. Подростков в классе не волнует даже учитель, он ничего не может сделать, и это для меня довольно чуждо. Почему он в таких ситуациях ничего не предпринимает, а вот когда дело касается его предмета, как ты подготовился, это уже чуть ли не наравне жизни и смерти.
К сожалению, сейчас в школах не уделяют особого внимания моральному состоянию учащихся. Развитию нашего внутреннего мира. Любови к себе. Здравому мышлению и восприятию мира, каким он является перед нами.
Нас учат писать, считать, читать, вести себя прилично в обществе. Но забывают о самом главном. О наших душах.
Я просидела в библиотеке еще часа три. На телефон пришло сообщение от мамы. Она уже волновалась, почему меня так долго нет дома. Пора заканчивать.
Сложив все тетради в рюкзак, я подумала, почему бы не взять справочник с собой, и позаниматься вечером.
Закрывая за собой дверь в читальный зал, я спустилась по лестнице на первый этаж, где стоял огромный письменный стол, за которым сидел мужчина лет сорока. За всё время, вижу его здесь впервые. У него была короткая борода, набок уложенные тёмно-каштановые волосы, очки на переносице были в грубой черной оправе. Он читал, иногда отпивая из кружки видимо кофе.
 — Добрый вечер, мне бы хотелось взять у вас эту книгу на время… — я начала было доставать её из рюкзака, но тут резко подошёл тот самый парень и стал что-то очень быстро говорить библиотекарю.

 — Ну, вообще-то мог бы дождаться пока мне выпишут. — неуверенность уступило место наглости и раздражению. Из-за таких как он, люди и опаздывают.

 — А может, не мог? Не перебивай, я выписываю книгу. — даже не взглянул, махнул рукой библиотекарю мол «продолжайте».

 — Молодой человек, но девушка права, она первая подошла ко мне. — мужчина явно опешил, и отложил ручку. — Давайте всё же придерживаться какой-то интеллигенции? — Разноглазый накинул пальто на плечи, и с грохотом поставил стопку книг на стол.

 — Либо вы подписываете, либо я ухожу. — заправив за уши волосы, и надменно посмотрев на меня и библиотекаря, стал ждать.

 — Поспеши покинуть здание тогда. Такому хамью я ничего выписывать не буду. На выход.

 — Вы вроде не имеете права выгонять посетителей. Это делает только охрана.

 — Мне её позвать?

 — А я не сделал ничего плохого. — с улыбкой сказал парень.

 — То есть ты думаешь, что такое поведение — это норма?

 — А можно мне выписать уже книгу? — воскликнула я. Мне пришлось встрянуть в разговор, иначе бы эта словесная перепалка никогда б не кончилась. — Пожалуйста.

 — Конечно. — Библиотекарь занялся моей книгой, проигнорировав парня.

 — Вы испортили мой день. Зачем вы пришли работать в эту библиотеку? Она была моей самой любимой. До вас была наипрекраснейшая женщина. Но нет, вместо нее теперь сидит жмот и как вы сказали? Хамьё?

 — Больше можешь не приходить сюда.

 — А вы меня больше не увидите. — Развернувшись, он пошёл к выходу, задев книгу, которая через секунду с грохотом оказалась на полу. — До свидания, мистер Уилл! — От огромных дверей раздался скрип, и парень скрылся за ними.

— М-да, второй день удивляет.- С ухмылкой сказал библиотекарь.

 — А что с ним? Кто он вообще?

 — Насколько я понял, сынишка какого-то богатого папика. Мне рассказали знакомые, у которых они покупали дом.

 — Думаете, он просто избалованный ребёнок?

 — А как же ещё? — подписав книгу, подвинул её ко мне, и сказал — Не бери в голову его выходки.

 — Ладно, спасибо вам, до свидания!

Выйдя из библиотеки, я направилась домой. Небо уже совсем затянулось черным полотном, давая возможность сверкать звездам. Народу на улицах становилось меньше, и ты идешь в одиночестве, размышляя о чем-то своём.

***
 — Привет мам, прости, что я так поздно. — Закрыв за собой дверь, я скинула рюкзак на пол, и прошла в гостиную, где сидела мама и смотрела свой сериал.

 — Я уже начала переживать, что случилось?
Я присела к ней на диван, обхватив колени руками.

— Сначала, я очень долго выбирала книги, а потом началось самое интересное…

-Ну не томи, рассказывай. — она улыбнулась, легонько толкнув меня в бок.

— Я увидела удивительного человека. Там был парень с разными глазами. Один серого цвета, а другой — карий. И при этом, он так злой и холодный. Нахамил библиотекарю, и уходя, специально задел книгу, что она упала.

— Что за мерзавец то?

— Вижу его впервые. В нашей округе тем более. Библиотекарь сказал, что это сын богатого отца. Они совсем недавно приехали.

— Надеюсь, он не пойдет в твою школу. И так проблем хватает у тебя.

— Да уж, — выдохнув, я задумалась.

— Доклад написала?

— Ага, осталось морально подготовиться.- усмехнулась я.

— Всё будет хорошо. — Мама улыбнулась, и крепко обняла меня. В такие моменты я чувствую себя защищенной, и любимой. Она у меня самая лучшая, и я благодарна Богу, за то, что у меня такая мама.

Мы сели ужинать. Были тосты с джемом, яичница и апельсиновый сок.

— А почему папы так долго нет?

— Я совсем забыла тебе сказать. Как могло вылететь из головы?! — воскликнула мама, хватаясь за голову.- Его забрали в командировку. Но это не надолго. Всего на недели две.

— А куда?

— В Нью-Йорк.

— Ну, это не так уж и далеко. Для новой статьи?

-Он мне сказал, что да.

-Отлично.

Уснула я слишком поздно. Всё думала про того парня. Бывают же люди, возьмут и застрянут в голове на целый день. Он наверняка даже и не думает про меня сейчас.
Но что-то было необыкновенное в нём. Не только глаза, а сам он.

***

Сегодня в школу, я решила надеть своё самое красивое платье. Персикового цвета, в мелкий цветочек. Собрав свои каштанового оттенка волосы в пучок, и надев черные криперы на бордовой платформе, я схватила рюкзак и выбежала в гостиную. Мама уже уехала на работу. Она работает врачом, поэтому очень рано покидает дом.
Выйдя из дома, в лицо стрельнули лучики весеннего солнца. Зелень только-только начала распускаться.

Всё было свежим, и красивым.
Даже школа, к которой я вскоре подошла, была красива. Но то, что творилось внутри, было отвратительным. А именно — люди.

Отворив двери главного входа, передо мной открылся взор на измазанный пол коридора краской. Даже стена в каких-то местах испачкана. Вдруг, кабинет искусства распахивается, и оттуда сначала выбрасывают чёрный, рваный рюкзак, а затем, школьная компания хулиганов (о них я расскажу позже) выталкивают того самого парня, попутно пачкая его краской, которого вчера встретила в библиотеке.

— Расчесал бы ты свои патлы, клоун разноглазый! — Орал самый главный из них — Грей. Они повалили парня на пол, и ударили по лицу. Вокруг начали собираться ученики. Кто-то смеялся, кто-то фоткал, а некоторые просто смотрели с ужасом.

— Грей, ударь нормально, че как размазня? — крикнула девушка Грея — Эльза. Одна из самых ужасных существ школы. Эта блондинка не только распустит про вас сплетни, но и побьет. Парень уже сжался, и у него видно не было больше сил отбиваться от троих хулиганов.

— А теперь скажи, будешь ещё говорить про то, что наша игра — пустая трата времени? — крикнул ему в лицо Гарри. Он был самым трусливым в их компании. Всегда по сто раз спросит Грея, можно ему изрисовать стену граффити на улице, или всё-таки повременить.

 — Говори! — еще один удар, только по щеке, тому парню.

— Непременно, только… подождите… еще немного. — разноглазому было тяжело отвечать, но и тут, он решил проявить дерзость. Мог бы прогнуться хоть в этой ситуации. Сам себе хуже делает.

— Что? — Говард размахнулся чтобы уже ударить, но громкий голос учителя заставил троих хулиганов разбежаться в разные стороны.

— Что происходит? — директор, мистер Райт пытался пробраться через толпу, к центру произошедшего, где лежала жертва. — Что вы устроили? Парень, тебе нужна помощь?

— Нет, нет, все нормально. — махнув рукой, директор помог ему встать.

— Все разошлись по кабинетам, уже урок. Совсем обнаглели!
Коридор вскоре опустел. Я стояла за шкафчиками, и мне совсем не хотелось уходить. Стало интересно, что будет дальше.

-Мистер Райт, все правда в порядке. Это всего лишь возня между нами. Глупый спор.

-Глупый спор с побоями. Твои родители могут что-то предпринять в таком случае…

— Говорю же, все нормально. — спокойно говорил парень.- Я сейчас пойду на урок, я справлюсь, не переживайте.

— Ну как скажешь, если что, сразу обращайся.

Директор направился к лестнице, и, дождавшись, пока он скроется, парень опустился на пол, скользя спиной по стене, пачкая её темно-зеленой краской. Запрокинув голову, закрыл глаза и тяжело дышал.

— Тебе помочь? — я решила подать голос, выйдя из-за шкафчиков.

— Мне что, пять лет? Что ты вообще здесь делаешь? Сейчас урок. — он глянул на меня, и снова закрыл глаза.
-Я обязана идти? — парень, проигнорировав мой вопрос, поднялся, собрал разбросанные тетради в рюкзак, и поплелся куда-то в сторону центральной лестницы.

-Да почему же ты такой колючий? — крикнула я ему вслед.

— А почему ты такая добрая? Собираешь клуб неудачников? И жаждешь моего присутствия там? — обернувшись, резко спросил он.

— Я просто пыталась подружиться.

— С кем? Со мной? — залившись смехом, парень провёл рукой по своим испачканным волосам. — С уродливым подростком? Вокруг столько прекрасных людей. Выбери кого-нибудь такого же доброго. Я далеко не кандидат на такую роль.

— Ты необычный.

-Я тут всего лишь первый день. Всего два часа, — показав два пальца, он шагнул в мою сторону, — но знаешь, уже увидел довольно много необычных людей. Те скинхеды, которые избили меня, например.

-Они ужасны.

— Тогда, растолкуй мне значение слова «необычный»! — воскликнул он с призывом, махнув мне рукой.

Я облокотилась на шкафчики, вздохнула и посмотрев на него, сказала:

-Наверное, не такой как все, но при этом он не кричит об этом налево и направо, а просто является таким. Имеет свои заморочки, свой взгляд на мир. Подчеркивает изюминку, которую нашел в себе.

Лучи солнца освещали лицо, и его глаза сияли. И знаете, в чём заключается красота человека? Не в идеальном лице, не в точеной фигуре и стройных ногах. Красота- это синяк под глазом, перепачканный воротник рубашки и руки краской, разлохмаченные волосы. Красота в мелочах, а не в том, в чем мы привыкли её искать. Дайте волю своему зрению и разуму, и увидьте наконец-то, что не замечали ранее. И вы будете уже не настолько ущербным человеком.

-Наверно, здорово. Ну ладно, я помчался.- парень улыбнулся, и развернувшись, убежал. Из кармана его джинсов выпала сигарета, и она была чем-то разрисована. Я подошла ближе, и, подняв её, поняла что это. Он написал стих. Вы когда-нибудь видели такое? А текст сего произведения на сигарете гласил:

Цветы сгорают в пламене огня,
И пепел, оседая на запястья,
Ты спросила: « Что на полотне за размазня?»
А я ответил: «Это лицо несчастья».

Бросив никотиновую палочку в сумку, я поспешила в класс.



Оксана Брейк

Отредактировано: 17.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: