В шкафу скелет и крылья

Размер шрифта: - +

7 отрывок



 

…Землероева сидела в сугробе. Рядом сидел перепуганный Серега с лицом свекольного цвета и глазами, получившими перископический эффект. Неподалеку вихлял хвост улепетывающей обшарпанной «копейки» нежно-зеленого колера.

-  Ты чё, в натуре, б…? – пропыхтел Серега. – Жить надоело?.. Я, б…, тебя, б… из под колес, б…, как котенка… Твою мать.

Ошарашенный испугом Серега об этикете напрочь позабыл. Сидел в сугробе и душевно матерился.

Евдокия заполошенно собирала полы шубы под попу. Встать не могла, так как ноги совершенно отказали.

-  Это чё, в натуре? – мотая стриженой башкой в сторону исчезновения жигуленка, возмущался охранник.  – Это чё было?.. Тебя, типа, мочкануть хотели?!

-  Почему… мочкануть? – икнула Дуся.

-  Так это, типа, тачка на тебя неслась… Прям в задницу… Ты чё, кого-то защемила, подруга?.. В один день нехило будет - колеса прокололи… тут ва-аще – засада… - Выпученные глаза Сереги смотрели на Дусю с испугом и некоторым восхищением. – Я, типа, это… слышал – ты частная сыщица…

В первый месяц работы с Паршиным еще не наигравшаяся в детектива Дуся раздавала визитки направо и налево, в том числе не забыла представиться и охране дома. (Потом – жалела. Начало казаться, в спину отпускают хихоньки.)                            

-  Ну, блин, житуха у тебя!! – Серега поскреб в затылке пальцами, похожими на замерзшие сосиски. – Вставай, подруга, потопали до хазы… Ментов вызывать будешь?



 

Вначале Дуся вызвала Паршина, а уж тот связался с Ханькиным и сообщил приметы жигуленка.

Чтобы не возвращаться, сразу отчитаюсь – «жигули» первой модели выпуска семьдесят второго года (приметного нежно-зеленого цвета) были найдены в двух кварталах от Дусиного дома, с распахнутой водительской дверью. На сиденье рядом с водительским лежал «дорожный набор джентльмена»: полупустая водочная бутылка, обертка сникерса с кусочком шоколадки, нераспечатанный презерватив.

Охранники дома смотрели на Дусю так, словно она только что из космоса вернулась. Предлагали помощь – переобуть резину, кофейку пока налить…

На поменять колеса Дуся согласилась, кофе и дома пить не стала, плеснула коньячку, что крайне редко делала.



 

Хмурый Паршин смотрел, как трясущиеся пальцы Евдокии едва не роняют тонкий бокал, и слушал сбивчивую речь.

-  Олег, меня убить хотели! Ты понимаешь - задавить! Я кого-то напугала! На реконструкции! Что-то сказала, что-то сделала, кого-то подловила и – напугала до смерти!

-  Дуся, машина - в угоне, водитель мог напиться и сбежать…

-  Олег!! Ты меня пугать не хочешь или нарочно тупым прикидываешься?!

-  Не критикуй начальство. Я элементарно возвращаю тебя на землю, хочу напомнить: о твоих парковочных неприятностях не знают подозреваемые в убийстве Котова и Канипаловой.

Размеренная отповедь Олега не произвела Дусю ожидаемого впечатления.

-  Ах да, - с видом дамочки, упустившей на распродаже перчатки, огорчилась Землероева, - ты же не знаешь. Ты не был на реконструкции и ничего не слышал. Дело, Паршин, было так…

В какой-то момент на девятинах затронули водительские качества покойного. Похвалили Колю, Рощин рассказал занятную шоферскую историю из его жизни…

Дуся сидела на поминках незаметной тихой мышкой. На нее не обращали внимания, с ней практически разговаривали – Котова Дуся не знала, добавить ей было нечего. Благородный Боря Рощин решил немного подбодрить девчушку, воспитанно вовлечь в застольный разговор:

-  Евдокия, а вы к кому себя причисляете, к автомобилистам или пешеходам?

-  К сожалению – автомобилист, - не попадая под восхвалительный настрой автолюбителей, отреагировала Землероева и шумно потянула носом воздух.

Боря поднял брови «почему к сожалению?», прочее общество тоже заинтересовалось. Землеровой пришлось развернуть ответ.

Довольно краткий рассказ Евдокии о парковочно-домовых неприятностях получил неожиданно широкий резонанс. Истерзанные теми же проблемами москвичи бросились давать советы.

Бабушка-отоларинголог продвигала детальные и грозные рекомендации насчет того, куда бежать, чего кричать - не быть вороной! - а тащить на место преступления участкового и возмущенную общественность.

Более рассудительный Борис Рощин предложил привлечь к вопросу остальных жильцов, пощекотать за ребра управляющую компанию. Не быть вороной тоже посоветовал.

Стас Леонидов не предлагал носиться по опорным пунктам и управляющим компаниям, а мудро намекнул, что стоит подключить милицейские связи: «У вас там, Дуся, кажется, все схвачено?».

Будущий автомобилист и младший внук Котовых допустил, что в борьбе с нечистоплотными парковщиками допустимы более изобретательные и радикальные меры. Мгновенно расписал компанию: он, Валик, берется подговорить «дозорных» (за небольшую мзду) на пикет с плакатами, на прозвон «Авторадио», «Дорожного патруля» и прочих шоферских программ. Через Инет можно устроить флеш-моб. На громкий в полном смысле скандал, возможно, отреагируют и прочие молодежные неформалы. С Дуси – «подогрев» и адрес парковки. Через неделю парковщики ее «фольксваген» на руках к себе внесут. «Суточные» для «дозорных» обойдутся дешевле всех прочих заморочек.

Дуся поблагодарила участливое общество. И сказала, что, прежде чем принимать к кому-то меры, сначала надо выловить вредителя.



Оксана Обухова

Отредактировано: 20.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться