В танце жизни

Размер шрифта: - +

Глава 3. СЕРДЦЕ, ВЗЯТОЕ В ПЛЕН

Так и побежали дни моего последнего года обучения в Академии.

Рано утром короткая физическая разминка в саду нашего дома. Я, как и большинство женщин, не хожу на Тренировочное Поле, где мужчины для поддержания физической формы и боевых навыков устраивают спарринги, стрельбу по мишеням, преодолевают сложную полосу препятствий. Потом, душ и завтрак. Затем, занятия в Академии, либо теоретические, в группе, либо практические, индивидуальные, с Наставником. Мой артефакт, названный «пылесосом», потихоньку, с некоторыми подсказками Александрэля и помощью Ювизэля,  приобретал  реальные очертания.

Моей все более тесной дружбе с Ювизэлем и Кирсатэлем способствовали не только бегунки и совместное катание по городу, но и то, что, нередко, мы все втроем оказывались в академической лаборатории Александрэля. Правда, при этом, каждый  был  занят своими делами.

Мне нравятся оба парня, но по-разному. С Ювизэлем я чувствую себя легко, весело, беззаботно, больше молчу и слушаю его. А он охотно и интересно рассказывает и о себе, и о том, что видел или слышал. Мне приятно его внимание и расположение ко мне, но в больших количествах он меня утомляет своим эмоциональным напором и выплескивающейся во вне бешеной  энергией.

А рядом с Кирсатэлем я испытываю какое-то душевное тепло и незнакомое волнение. Его случайные прикосновения и долгие, внимательные, пронзительные взгляды заставляют сердце замирать. Мне хочется удерживать его внимание и проводить с ним больше времени. Все это, впервые, заставило меня уделить особое внимание своей внешности и более требовательно отнестись к своей прическе и одежде. Мне хочется знать про него все: про личные интересы, про его близких, про образ жизни. А то, что он об этом мало рассказывает, делает его загадочным в моих глазах, и только подогревает мой необъяснимый интерес к нему. С одной стороны, я огорчаюсь, что он так закрыт, с другой, я и сама не посвещаю парней в свой главный секрет. Хоть между нами постепенно сложились неформальные, доверительные отношения, но я не настолько наивна. Если кто-то из них, даже случайно, без злого умысла, ненароком проговорится, или даже просто своими действиями привлечет внимание, мои шансы, в скором будущем заработать много денег, резко упадут.

Впрочем, парни тоже относятся ко мне по-разному. Ювизэль, иногда, настойчиво впихивает мне какой-нибудь подарок, собственного изготовления. То красивую пуговицу или булавку, то пряжку для пояса, то заколку для волос. Но это не мешает ему бороться за внимание и флиртовать с девчонками младших курсов Академии, активно общаться с парнями, знать обо всем, что творится вокруг и охотно этим делиться с другими. Например, от него я узнала, что остальные трое парней, в нашей группе, влюблены в Тамикоэль и соперничают за ее внимание. Но не только они. Она привлекает к себе повышенное внимание многих и своим умом, и сообразительностью, и большой магической силой с двумя стихийными Дарами – Огня и Земли, и темпераментом, и красотой. Я, услышав такую характеристику, вынуждена была согласиться. Все так. А ее внешняя привлекательность особенно бросается в глаза – высокая, тонкая, изящная, грациозная. Рядом с ней я, например, выгляжу не эльфийкой, а гномкой. Правда, со слов Ювизэля, она мало обращает на всех внимания, демонстрируя неприступную самоуверенность, хотя ей, вроде бы без взаимности, нравится какой-то парень. Когда Ювизэль рассказывал нам с Кирсатэлем об этом, он как-то иронично ухмылялся, глядя на Кирсатэля. Я этой ухмылки не поняла, но выспрашивать не стала, раз сам не захотел объяснить.

Кирсатэль ведет себя по-другому. К моей радости, он стремится использовать любой повод, чтобы побыть рядом со мной, и мало обращает внимания на других, не нуждаясь, как Ювизэль, в дополнительном общении. Каждый день угощает каким-нибудь вкусным фруктом или печеной сладостью. Он предупредителен, внимателен, но молчалив.

После занятий, ежедневно, по сложившейся традиции, Ювизэль и Кирсатэль, стоя на бегунках, поджидают меня у ворот Академии и провожают до моего дома. По пути, не спеша расставаться, мы нередко заезжаем в Королевский Парк, где катаемся по дорожкам, наслаждаясь потрясающей красотой окружающего ландшафта. Или восхищаясь каким-нибудь, неизвестно где добытым и собственноручно посаженным Королевой, необычным цветком раскрывшим свой бутон. Или, сбросив рюкзаки, усевшись втроем на качели, о чем-нибудь болтаем, ну, вернее, слушаем болтовню Ювизэля.

Как-то разговор зашел об Александрэле.

- Александрэль очень жесткий, суровый Учитель, - тяжело вздохнув, пожаловался мне Ювизэль. – Как ты столько лет с эти справляешься?

- Да, он требовательный, - согласилась я, - но справедливый. И он научил меня главному – не поддаваться унынию, не признавать поражение, всегда стремится к победе.

Один раз, мы, гуляя по Парку, случайно столкнулись с Алинаэль, сестрой Александреля, и нашей Королевой. Мы с Алинаэль радостно бросились друг другу навстречу и, обнявшись, заговорили о семейных новостях, сговариваясь увидеться, в ближайшие дни, в доме Еваниэли.

Когда Алинаэль, простившись со мной и кивнув парням, ушла, холодок недоверчивого сомнения поселился в моем сердце. Королева есть Королева. И мое родство с ней, невольно, хоть и незаслуженно, осеняет меня аурой избранности. Не хотелось чтобы это повлияло на искренность моих отношений с парнями. Как они отнесутся к нетипичному поведению и неформальной близости среди членов нашей семьи? Не будут ли они, теперь, со мной иронично вежливы или, не дай Небеса, подобострастны? Несколько дней я настороженно приглядывалась к ним. Но в поведении обоих парней и в их отношении ко мне ничего не изменилось, что еще больше укрепило мое к ним расположение.



Алин Крас

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: