В танце жизни

Font size: - +

Глава 5. ТАНЦЫ В СТЕПИ

Декада пролетела, как быстро сменяющиеся картинки в калейдоскопе. Утром я выбегала из дома к ждущему меня у калитки Кирсатэлю. Прячась в тени живой изгороди, мы как всегда торопливо, но страстно обнимались и целовались. Такая неловкая ситуация, наверное, может складываться только у еще очень молодых, неопытных, не имеющих своего дома эльфов. Но мы вместе, и мы счастливы.

С сожалением отстранялись друг от друга, мы опаздывая, мчались, как ураганный ветер, в Академию, ведь от занятий меня никто не освободил. Затем, объяснив своим друзьям, что я готовлюсь к выполнению задания Наставника, я спешила домой. Вместо отдыха, во время сиесты мы с Михасом в нашем доме доводили до ума танцевальную программу, превратив комнату отдыха в танцевальный зал. В жарких спорах определялись, что именно и в какой последовательности будем танцевать. А после сиесты носились по городу, делая необходимые покупки.

В назначенный день, еще до восхода Желтого солнца, я простилась с Эли, которая старалась скрыть от меня свою тревогу и улыбалась мне сквозь слезы. Немудрено, все же я впервые отправляюсь без родителей в далекое путешествие. Я и сама еле сдерживала слезы.

 Александрэль отправился меня провожать и, закинув мой тяжелый рюкзак себе за плечи, встал на самокат. Ни один эльф не выйдет из города не взяв с собой оружие, вот и у меня за спиной чехол с арбалетом и пятью болтами к нему. Этот арбалет, когда-то, сделал специально для меня Александрэль. Арбалет небольшой, с уникально облегченным взводом, правда, и убойная сила у него невелика. Я надела бегунки, и мы поспешили по пока еще пустым, темным улицам, в сторону аэрополя, которое находится на окраине, за городом. Миновав Северный пост, мы оказались на взлетно-посадочной площадке. Михас нас уже поджидал, стоя рядом с готовым к старту аэростатом моего отца.

Пилотируемый тепловой аэростат – безусловно, самый красивый и самый большой артефакт, созданный эльфами. Наш воздушный шар ярко-оранжевого цвета, реял над землей, стремясь сорваться в небо.

Когда стоишь рядом, шар кажется громадным. Но, по сравнению с другими воздушными шарами, он небольшой, потому что не рассчитан на перевозки тяжелых грузов. Его оболочка состоит из двадцати четырех вертикальных долей сшитых из особо прочной ткани, в то время как у грузовых аэростатов этих долей обычно больше. Собственно, и посадочная корзина, из плотно прилегающих, гибких, деревянных прутьев оплетенных вокруг металлического каркаса, имеет скромные размеры. Но вдвоем в ней вполне просторно. Корзина соединена с шаром тросами. В середине корзины, под открытым горлом шара, на специальной консоли установлена газовая горелка. Эта горелка недавнее изобретение моего отца, раньше ее заменяла жаровня с каменным углем. Когда я летаю с Александрэлем, горелки в корзине нет, Александрэль сам подогревает воздух в шаре, используя стихию Огня.

Мы были не единственными, кто в этот день собирался отправиться в полет. Я увидела еще два шара, распакованных, расправленных, лежащих на земле, а в еще один шар, маг Воздуха закачивал  воздух.

Закинув мой рюкзак в корзину аэростата, Александрэль крепко прижал меня к груди, и обеспокоенно шепнул мне в ухо:

- Будь осторожна.

Я обещающе кивнула, сглотнула вставшие в горле слезы, отстранилась  и, приподнявшись с помощью левитации, опустилась в корзину.

Александрэль хлопнул Михаса по плечу со словами:

- Отвечаешь за нее головой.

Михас тоже согласно кивнул, вытянул вверх руки, ухватился за край корзины, и легко запрыгнул в нее.

Мы с Михасом встали в корзине рядом, плечом к плечу, ну, если так можно выразиться, при условии, что моя голова находится на уровне груди Михаса. И с волнением наблюдали, как орк, технический служащий аэрополя, и помогающий ему Александрэль, выдергивают из земли колья, к которым  прикреплены удерживающие шар канаты. Эти канаты они закрепляли на наружных стенках нашей корзины.

Корзина плавно оторвалась от земли и я, привстав на цыпочки, махнула на прощанье Александрэлю рукой.

Уже знакомое мне чувство радости полета охватило меня, вытеснив тревогу перед неизвестным и грусть расставания. Захотелось раскинуть руки, подставить лицо ветру и почувствовать себя свободной от всего, сливаясь душой с родной Стихией и окружающим Миром.

Михас увеличил пламя горелки, и наш шар устремился ввысь. В этот момент предутренний сумрак развеялся. Первые, горизонтальные лучи, показавшегося края Желтого солнца, осветили все вокруг. И я даже зажмурилась, от переполнившего меня иррационального ощущения гармонии и счастья.

Но, как всегда, это волшебное ощущение восторга в начале полета, быстро покинуло меня, и я сосредоточилась на деле. Используя свой магический Дар, поймала потоки воздуха, чуть сместила их направление и, как бы, сформировала для нас воздушный коридор в нужном направлении. Теперь мне предстоит в течение долгих часов следить за направлением и силой ветра, меняя их необходимым образом, уверенно приближая  нас к цели.

Михас тем временем регулировал пламя газовой горелки так, чтобы мы летели на безопасном расстоянии от вершин самых высоких, исполинских деревьев, но и подниматься слишком высоко не хотелось, там  холодно.

Наладив уверенный полет, мы оба уселись в удобные кресла и насколько возможно расслабились. Нам предстояло без сна и отдыха находится в небе целые сутки. Смотреть по сторонам особо не на что. Под ногами однообразная картина – густая зелень деревьев, изредка прорезанная лентами рек и зеркалами озер. Только небо поражает своей бесконечной глубиной и постоянной сменой красок, в зависимости от точек расположения на небосводе двух солнц.



Алин Крас

Edited: 15.06.2018

Add to Library


Complain




Books language: