В танце жизни

Размер шрифта: - +

Глава 10. КОГДА СЕРДЦЕ МОЛЧИТ

Только интенсивная занятость и новые впечатления, полученные на Бегах и на работе, помогали мне не  думать о Кирсатэле. Я никак не могла забыть о нем и избавиться от этой проклятой любви. И ночью, когда все дела оказывались позади, вспоминала, страдала и глупо гадала, а он думает обо мне или уже забыл?

Но начинался новый день, и тоскливое чувство утраты вытеснялось повседневными делами и заботами.

В один из дней, вскоре после успешной сдачи выпускного экзамена и накануне торжественного вручения свидетельств об окончании Академии,  меня позвал, в свой рабочий кабинет, Сергонэль. Мы сели за стол, напротив друг друга, и он стал расспрашивать меня о доходах и расходах, связанных с последними состязаниями на Беговом Круге. Я постаралась как можно подробнее рассказать о положении дел. И, на конкретных цифрах, стала с энтузиазмом объяснять, возникшую у меня идею об обязательном страховании здоровья наездников и добровольном страховании здоровья ящеров. На эти страховые деньги можно было бы нанять еще одного Целителя. Потому что бывали случаи, когда наш Целитель не справлялся с выпавшим на его долю объемом работы. И, постольку поскольку, приоритет исцеления всегда отдается разумным, ящеры, иногда, погибали. Но, кроме дополнительной безопасности и пользы для дела, это приносило бы и добавочный доход, на который можно было бы не только еще одного Целителя нанять, но и увеличить число судей на трассе. Это, наверняка, уменьшило бы количество случаев неспортивного поведения наездников, как это было со мной.

Речь шла о таких важных вещах, а Сергонэль слушал меня как-то невнимательно, скользил взглядом по моему лицу, часто задерживаясь на моих губах. И вдруг, сгреб все бумаги на край стола, поднялся из кресла, обошел стол и, подхватив меня за талию, выдернул из моего кресла, и посадил на стол. Не дав мне опомниться от такого своего неуместного поведения, он раздвинул бедрами мои ноги, и, встал между ними. Положил свои ладони мне на плечи и медленно заскользил ими по моим рукам вниз, пристально глядя мне в глаза. А потом, притянул к себе ближе, тесно прижавшись ко мне напряженным пахом, и накрыл мои губы своими.

Мелькнула короткая мысль  – сколько же женщин, вот так, как я, сидели на этом столе? Захотелось с возмущением оттолкнуть его, я даже уперлась ладонями в его грудь, но поцелуй оказался таким нежным, неожиданно осторожным, ласковым, что я, закрыв глаза, замерла, отдавшись этим ощущениям. Он погладил мои губы языком, потом, стал слегка посасывать мою нижнюю губу. Его руки переместились на мою грудь, чуть сжали, а большие пальцы, нащупав напряженные соски, заскользили по ним неспешно, но безостановочно.

Мужская ласка затуманила мои мозги. Я целиком окунулась в возбуждающие и неожиданно желанные ощущения, чувствуя, как горячая волна разливается по телу, ускоряя дыхание и стук сердца.

Прервав поцелуй, но не оставив мою грудь в покое, он хрипло прошептал мне в губы:

-   Хочу тебя. Всю. И душу, и тело.

Я согласно кивнула. Почему нет?  Раз все вокруг стремятся к получению удовольствия от физической близости, и не считают, что это налагает взаимные обязательства, значит, и я буду поступать также.

Но, откровенно говоря, в этот момент я плохо соображала. Хотелось не разговаривать, а чувствовать. Его губы, его руки, его напряженный пах. Я, поощряя, ласково погладила его по щеке. Потом, потеребила пальцами кончик острого уха, обняла за шею и, поглаживая гладкий затылок, притянула к себе. Этот поцелуй был уже другим. Более интимным, глубоким, страстным. Сергонэль покусывал мои губы, его язык ласкал мой, он прижался ко мне так сильно, что я чувствовала стук его сердца в груди, и пульсацию в его паху. Но и этих ощущений мне стало мало, хотелось чего-то большего.

И в этот момент, он отстранился от меня, отступив на шаг!

Из груди вырвался нечленораздельный протестующий звук, и я с обидой и разочарованием открыла  глаза.

- Ты уже была близка с мужчиной? – напряженно, но как-то вкрадчиво спросил он.

- Не знаю, как ответить, – замялась я. – Формально – да. Один раз. Но это произошло в общественной гигиенической комнате, неожиданно, быстро, в спешке, под действием вина. Поэтому сексуального опыта, на самом деле, я не имею, – решила я быть откровенной, чтобы не разочаровывать и оправдаться в своей  неопытности. Ведь он, наверняка, привык к более умелым женщинам.

Пока я говорила, его руки  поглаживали мои бедра, соскальзывая на более чувствительную внутреннюю поверхность, передавая мне свой жар, и не давая угаснуть моему внезапному желанию.

- Тогда, не здесь, сокровище мое, – снимая меня со стола и ставя на ноги, сказал Сергонэль. – Хватит с тебя и гигиенической комнаты, – и крепко взяв за руку, повел меня к выходу.

Во дворе он, подняв меня на руки, усадил в свой фаэтон, запряженный степным ездовым ящером. Сел рядом и, взяв в руки управляющие ремни, погнал ящера  вперед.

Мы ехали молча. Возбуждение, спровоцированное Сергонэлем, постепенно перестало быть таким острым. Но я хотела узнать, что такое настоящее сексуальное удовольствие и получить его.

- Это мой дом, – сказал Сергонэль, снимая магическую защиту с въездных ворот на территорию сада.

На дом я взглянула мельком. Сергонэль поспешил завести меня внутрь, сразу же направляясь к лестнице на второй этаж.



Алин Крас

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: