В танце жизни

Font size: - +

Глава 14. ПРОЩЕНИЯ И ПРОЩАНИЯ

 Я не сразу привыкла к своему положению замужней женщины, ждущей ребенка. Обычно женщины заранее мысленно примеряют на себя эту роль, а у меня уж слишком рано и неожиданно все произошло.

Вроде бы, эльфы, существа замкнутые, эгоцентричные индивидуалисты, которым ни до кого нет дела. Но при этом, они умудряются быть в курсе всего происходящего вокруг, умея наблюдать и делать правильные выводы. Вот и я на какое-то время стала объектом повышенного внимания, и в связи с моим замужеством, и, главным образом, в связи с моей беременностью, что быстро перестало быть секретом.

Рождение ребенка это большое событие не только для ближайшего окружения, но и для всех эльфов. Ведь дети у эльфов рождаются так редко! И хоть последнюю сотню лет детей стало заметно больше за счет плодовитости полукровок, но, все равно, очень мало. Поэтому чистокровные эльфы вынуждены умерить свой снобизм и заносчивое высокомерие по отношению к другим расам, примириться с тем, что в результате межрасовых браков внешность эльфов постепенно претерпевает изменения. Все больше и больше рождается детей с волосами на голове, различным цветом глаз, неуловимо меняются черты лица и телосложение. Эльфы теряют свою внешнюю идеальность и одинаковость, приобретая многообразие индивидуальных черт. До сих пор находятся противники этого явления. Но открытых протестов никто не устраивает, наверное потому, что даже наша Королева не чистокровная эльфийка и несет в себе половину иномирской крови. Королеву же, все искреннее уважают и любят, помня, как тяжело дались эльфам последние годы правления предыдущей Королевы и тот страшный год, когда Эльфийский Лес жил, вообще, без Королевы. В ту пору, всю расу охватила депрессия, а дети совсем перестали рождаться.

Меня психологически утомляло и избыточное внимание ко мне, и навязчивая забота со стороны окружающих, и любопытные попытки угадать на кого будет похож наш с Сергонэлем ребенок.

Я старалась отгородиться от вспыхнувшего ко мне непрошеного интереса. Дом, работа, встречи с родителями, редкие совместные ужины со старшими родственниками и, тоже ставшее редким, общение с Михасом. Но в целом, я не чувствовала себя ни счастливой, ни несчастной. Моя жизнь была размеренной и мало отличалась от той, что была до этого. Сергонэль был внимателен, заботлив, нежен, и я была благодарна ему за такое отношение.

Единственное, что волновало нас с Сергонэлем, ну, конечно, кроме моей беременности, и омрачало нашу жизнь, это остающиеся без ответа вопросы, связанные с произошедшим на нас покушением.

Проведенное Сергонэлем расследование, ничего не дало. Он расспросил и Михаса, и всех тех, кто в этот день работал на аэрополе, о том, кто имел доступ к нашему аэростату до нашего взлета. Выяснилось, что кроме Михаса и еще одного работника «Аэроперевозок», тоже орка, никто. Они оба, пока готовили наш аэростат к полету, не выпускали друг друга из поля зрения и оба утверждают, что вся предполетная подготовка прошла в обычном режиме. От нашего аэростата Михас ненадолго и недалеко отходил, чтобы помочь своему напарнику установить транспортную корзину и газовую горелку на еще один аэростат, готовящийся к полету. В это время никого постороннего на аэрополе не было. Незадолго до нашего появления, пришел Протасэль, принес лук Древних, и они все вместе закрепили его на внутренней стороне борта корзины. И опять, все участники утверждали, что в действиях друг друга не было ничего подозрительного. Протасэль, закрепив лук в корзине, быстро ушел, сославшись на занятость. Вскоре после этого появился Сергонэль, а затем и я.

- Давай пойдем по другому пути, – предложила я Сергонэлю, не в силах смириться с неизвестностью, чувством опасности и беспомощности. – Раз мы не можем понять, кто, когда и как мог совершить эту диверсию, спросим себя – а кому это выгодно или чья это может быть месть?

- Ненаглядная моя, я уже сто раз задавал себе эти вопросы, – невесело улыбнулся Сергонэль, – и ответа не нашел. Как я и предположил с самого начала, а сейчас без сомнения уверен, все замышлялось с целью устранить именно меня. Никто не знал, что пилотом будешь ты, и ты оказалась непредвиденной жертвой. Я очень богат и теперь ты наследница моего состояния. Но на тот момент у меня не было наследников, а завещания я не составлял. Значит, все мои капиталы, в случае моей смерти, перешли бы в Королевскую казну. Это, что касается материальной выгоды. А что касается мести, у меня нет непримиримых личных врагов, а свои дела я веду честно, никого никогда не обманывая.

- Еваниэль, в таких случаях говорит – «ищите женщину», – попробовала я обсудить еще одну версию. – Может быть ты кем-то из своих прошлых подруг пренебрег, и она не смогла с этим смириться? Или увел ее от влюбленного в нее мужчины, и он тебе этого не простил?

- Это невозможно. В этих вопросах я тоже всегда был честен. Никогда, ни одной женщине, кроме тебя, я не давал никак обещаний и ложных надежд, всегда подчеркивая, что хочу остаться свободным, и что мы вместе только до тех пор, пока нас обоих это устраивает. А расставаясь, по тем или иным причинам, делал дорогой подарок, искренне благодаря за доставленное удовольствие и радость общения. И старался сделать это расставание не обидным для женщины. Что же касается мстительного влюбленного, то я всегда держался подальше от женщин, которые имели устойчивую, постоянную пару.

- Ну, хорошо, – согласилась я с приведенными доводами. – Но может быть кто-то хотел устранить тебя из-за меня, претендуя на мое внимание? А ты, все последнее время, никого ко мне и близко не подпускал.



Алин Крас

Edited: 15.06.2018

Add to Library


Complain




Books language: