В танце жизни

Размер шрифта: - +

Глава 17. МЕСТЬ

День незаметно пролетел в поглотивших меня делах. Испытываемая мной, все эти дни, нестерпимая, всеохватывающая тоска, отступила, запрятавшись, где-то далеко в груди, маленьким болезненным комком, не дающим свободно вздохнуть полной грудью.

Вначале, я запрягла ящера, и поехала в контору. Очень опасалась появления там Протасэля. Я не была уверена, что сумею вести себя так, будто накануне между нами ничего не произошло, и, якобы, я не увидела у него печать Сергонэля. Но, Хвала Небесам, он в конторе не появился.

С началом сиесты я отправилась в дом родителей, чтобы побыть с Янисорэлем. И в этот раз мой сын не капризничал рядом со мной. Он увлеченно рассказал мне о своих впечатлениях за то время, что мы не виделись. Радостно похвастался детским луком и стрелами, которые для него сделал Александрэль. Потом мы лепили с ним из глины игрушки. Это были различные ящеры, змеи, жуки, пауки, я объясняла ему кто из них чем опасен и чем полезен. А затем мы ярко их раскрасили, покрыли глазурью, и я, с помощью Дара Огня, запекла их, добившись твердой прочности. Мы оба так увлеклись этим занятием, что не заметили, как наступил вечер.

Обнимая Янисорэля и прощаясь с ним до завтрашнего дня, я прижалась губами к его мягкой, шелковистой, рыжей макушке, не в силах отпустить, способная снова чувствовать радость общения с ним, любовь и нежность.

- Ну, мама, – как-то неожиданно для меня, по-гномьи, обратился он ко мне, пытаясь освободиться от моих объятий. – Я же не нежненький! Я мальчик! – согласно кивнув, я неохотно отпустила его. Но он тут же, сам с умилительной нежностью обнял меня за шею, и просительно заглядывая мне в глаза, спросил: – А скоро вернется с охоты Сергонэль? И когда ты заберешь меня домой?

Сглотнув подступивший к горлу комок и стараясь ничем не напугать своего ребенка, я, выдавив из себя улыбку, ответила ему:

- Сергонэля, теперь, не будет с нами. Он борется со страшными злыми ящерами в лесу, чтобы никакая опасность нам с тобой не угрожала. А домой я буду забирать тебя каждый день после сиесты уже скоро, как только налажу работу в конторе. Без Сергонэля мне нелегко с этим справиться. Но я буду стараться и, надеюсь, через несколько дней управлюсь. Потерпишь? Ведь тебе же неплохо с Эли и Александрэлем?

Он как-то не по-детски серьезно посмотрел мне в глаза, вздохнул тяжело и согласно кивнул головой. А вслед за этим, довольно улыбнулся, сказав:

- Завтра Александрэль обещал сделать мне в саду мишень для стрельбы из лука и научить целиться! Во, здорово! Да?!

- Да, – согласилась я, поддерживая его энтузиазм и охотно переводя разговор на другую тему. – А когда ты освоишь лук, будешь учиться сражаться мечом.

Двигаясь в фаэтоне домой, я думала о том, что ради правильного и гармоничного душевного развития моего чуткого ребенка, так зависящего от моего психологического состояния, я и сама должна стать счастливой.

Я всегда буду вспоминать Сергонэля с благодарностью за то, что он был в моей жизни и многому научил, за то, что любил и оберегал, за то, что у меня теперь есть чудесный ребенок. Но, мне есть ради кого жить дальше, и есть к чему стремиться, чтобы гордиться собственными успехами, и радоваться достижениям моих близких. Правильно сказал Кирсатэль, я не одна. Я нужна своему сыну, родителям, друзьям, очень многим асмеронцам, желающим отдохнуть и развлечься в выходной день. Да и благополучие целого года в немалой степени зависит от налоговых поступлений, которые выплачиваются благодаря деятельности моей конторы.

Пожарив мясо, потушив овощи, накромсав салатов, я с волнением ожидала прихода Кирсатэля. Как здорово, что он рядом, в такое трудное для меня время. Как мне с ним спокойно и душевно комфортно. Надо честно признаться самой себе, я оказалась слабовата духом, недостаточно самостоятельной, и возможность переложить решение части проблем на плечи Кирсатэля, оказалась как нельзя кстати. Его нежданное появление – подобно лучу солнца, пробившемуся сквозь мрак грозовой тучи, когда казалось, что тьма вот-вот поглотит меня. Интересно, почему так? Это его Ментальный Дар положительно действует на меня? Или мои чувства к нему, за все это время, так и не умерли, в отличие от ушедшей, когда-то нестерпимой, обиды и боли?

Давно приготовленный ужин стоял на столе, а Кирсатэля все не было. Где он? Что происходит? С ним что-то случилось? Или он передумал помогать мне? Я не переживу, если сейчас опять останусь одна. Я, от тревоги и непонимания, не находила себе места. Все время подходила к окну, вглядываясь сквозь темноту ночи в направлении садовой калитки, и строила предположения одно другого мрачнее.

К середине ночи, с трудом сдерживая слезы отчаяния, я отошла от окна и трясущимися руками стала убирать со стола давно остывшею еду.

Уже не ожидаемый сигнал посетителя, застал меня врасплох и я, выронив тарелку из рук, подпрыгнула на месте. А потом, сорвавшись на бег, выскочила за дверь, устремившись к калитке. Там оказался не только Кирсатэль, но и Михас.

С облегчением выдохнув, с обидой сказала:

- А я уж и ждать перестала.

В ответ Михас, хлопнув меня по плечу, и чуть этим не сбив с ног, весело сказал:

- Ну, крошка, какая же ты непостоянная. Стоит только чуть задержаться, и ты уже не ждешь!

А Кирсатэль, взяв за руку, от чего мое сердце в волнении пропустило удар, тихо произнес:



Алин Крас

Отредактировано: 15.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: