В твоем сердце

Размер шрифта: - +

Глава тридцатая

POV Чейз

- Чейз! Надеюсь, ты уже собрался? - я стоял перед зеркалом и оттирал остатки белого порошка на носу. Мама стучится в запертую дверь и без конца задает один и тот же вопрос.

- Я собрался! Прекрати стучать! Я выйду через пять минут, - похоже, ее все же удовлетворил мой ответ и она ушла.

Не понимаю, как я мог так согласиться на это? Я просто сказал "да", даже не обдумав все. Теперь придется сидеть и тухнуть в окружении моей матери и какого - то журналиста, слушая их бредовые темы о том, как моя мать смогла подняться до таких высот. Я ведь не смогу сидеть там молча и слушать сочиненные мамой сказки. Уверен, она и пары слов об отце не скажет. Уж больно самовлюбленная! В этом ее никто не победит.

- Чейз, ты там долго?! - ну вот, снова. Наверное, приготовила кучу листовок с текстом, который я должен говорить. Это в ее репертуаре. Раньше пару раз такое было. Черт! Лучше бы я вообще не соглашался.

- Все, я готов! Довольна?! - я резко открыл дверь, отчего она встала с повисшей в воздухе рукой. Дай ей волю, она и дверь выломает кулаками.

- Что это за вид? Почему ты не одет? - она стала оценивающе разглядывать мой внешний вид.

- Я вполне нормально одет. Если ты думаешь, что я надену на себя идиотские костюмы, то ты меня плохо знаешь! - я чуть поправил низ простой футболки с "Rolling Stones".

- Хорошо, можешь не надевать костюм, - мама глубоко вздохнула, пытаясь хоть как - то сдержать свой гнев. - Но хотя бы надень рубашку и брюки, а не эти рваные джинсы и ужасные кеды!

- Что, стесняешься сына в таком виде показывать? - я начал ерничать над ней. - Тогда вообще не звала бы меня с собой. Хоть начнешь привыкать к тому, что в будущем итак будешь одна сидеть.

- Господи, опять ты за свое! - она закрыла глаза и стала качать головой. - Доктор Пейн ждет тебя еще с той недели. Почему ты не пошел туда?

- Ох, перестань! - я закатил глаза. - Ты прекрасно знаешь, что мое решение не изменится. Так что оставь лучше меня в покое.

- Завтра я снова запишу тебя на прием. Но теперь сама поеду с тобой вместе! И если понадобится, то и охрану захвачу с собой.

- Чудно! Мне рассказать об этом журналисту? Думаю, им будет интересно узнать тебя с другой стороны, - я фальшиво улыбнулся и сел на кровать.

- Не смей этого делать! - ее глаза загорелись страшным огоньком. Было страшно представить, на что она способна, когда злится. Думаю, на все! - Ты сам заставляешь меня предпринять меры. Если бы не твое упрямство, то ты бы уже мог вылечиться.

- Я не могу вылечиться! - мне пришлось повысить голос, чтобы донести все до нее. - Ты же сама это понимаешь. Это не излечимо! Я все равно когда - нибудь умру из - за опухоля. Так зачем тратить свои нервы и целое состояние на человека, который уже одной ногой в могиле.

- Ты бы понял меня, если бы сам был родителем... - она сказала это так тихо, что мне пришлось чуть приблизиться, чтобы расслышать ее.

- Да, возможно, мне этого уже никогда не понять, - я встал возле нее. - Нам пора ехать на твое интервью.

Удивительно, но мама ничего больше не сказала. Она просто кивнула и вышла из комнаты. По дороге до ресторана она даже указаний не давала. Было такое ощущение, будто она за эти несколько минут смирилась со всем. Странно, я не ожидал такого быстрого эффекта. Я ожидал очередной волны возмущений, криков, угроз. Но никак не этого. Молчание, отчужденный взгляд... Черт! Я уже и сам не понимаю чего хочу! Это же правильно, что она все - таки отказалась от своей идеи?! Но тогда почему меня это так беспокоит?

- Миссис Мартин! Рада вас видеть! - светловолосая женщина около тридцати мило улыбается маме, аккуратно пожимая ее руку. - Надеюсь, я не помешала вам со своим интервью?

- Нет, все в порядке. Мне приятно знать, что мной еще кто - то интересуется, - мама как - то нехотя говорит с журналистом. От этого у меня появляется чувство вины, которое я уже с детства не испытывал. Это же глупо!

- Ох, миссис Мартин! Вы пример для подражания любой женщине с такой же судьбой, как у вас, - мне не нравится, как эта женщина лезет куда не надо.

- Очень мило! - мама чуть слабо улыбнулась. - Ну что, начнем? У меня намечено очень важное совещание. Поэтому...

- Конечно! Прошу, присаживайтесь сюда, - она указала на одно из роскошных кресел, которые, должно быть, поставили сюда специально для нас.

Ресторан оказался полностью пустым. Наверняка его арендовали на время интервью, чтобы произвести впечатление. Так же мы могли бы сидеть у себя дома. Мигель явно организовал бы все по высшему разряду.

- Мы наняли фотографа для съемки после интервью. Надеюсь, вам понравится его работа. Он лучший в своем деле.

Я закатил глаза и сел на одно из кресел. Зачем так выпендриваться? Все фотографии одинаковы. Лично я не вижу никакой разницы в этом.

- Итак, миссис Мартин. Все мы знаем, что вы прошли довольно сложную дорогу, чтобы дойти до такого уровня. Сначала потеряли любящего мужа и остались одна с двумя детьми. А после потеряли и старшего сына. Скажите, как вы сумели выдержать все это?

- Что же, признаюсь, это было довольно тяжело. После смерти мужа я лишилась крепкой стены, за которой я могла бы укрыться. Было очень тяжело это пережить, да и к тому же с двумя детьми, которые остались без своего лидера. Мне пришлось самой строить эту стену заново. Причем такую крепкую, чтобы за ней могли спрятаться и мои сыновья, - я стал внимательно наблюдать за ней. - Слава Богу, мои дети были довольно самостоятельны, поэтому больших проблем не возникало.

Я чуть слышно усмехнулся и скрестил руки на груди. Как красиво она может все это описать. У меня такого никогда не получилось бы.

- А как получилось, что вы не сломались и после смерти старшего сына? Это же ужасное горе, увидеть смерть своего ребенка, - эта женщина будто специально выбрала эту тему! Зачем говорить об этом спустя столько лет?!



Айжаркын Мусина

Отредактировано: 19.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться