В закрытом космосе

В закрытом космосе

======== Глава 1. Масло с клубничным вкусом ==========

Короче, Роджер всё просчитал. Проблема в том, понимаете ли, что с математикой у него всегда было плохо.

В него выстрелили из станнера, схватили за жопу и подвесили за ноги в трюме или в подвале, или в какой-то другой отвратной дыре. Кровь приливала к голове, и вместо умных мыслей там почему-то крутилась песня популярной в секторе певички инсектоидной расы.

Началась история, разумеется, с Тома и его тупого андроида. Всё в галактическом патруле так или иначе начиналось с О’лдерс’на или его очередного косяка.

Когда Тому выдали андроида для патрулирования сектора, Роджер громко и матерно возмутился. Его сектор был в полтора раза больше и в три раза опаснее, ему объективно нужнее, чтобы механический чувак вместо него ночью включал гипердвигатель или отвечал на идиотские спам-запросы, подлетая к обитаемой планете, а ещё прикрывал спину от шального бластера контрабандистов и укусов ядовитой фауны (а иногда и флоры).

Но у Тома выслуга больше и ранг выше. И вообще Том — это Том. Хэдли прямо так и сказал! Роджер исходил на говно долго и упорно, но ничего не добился.

Вообще Роджер не любил андроидов, но Тома О’лдерс’на он ненавидел ещё сильнее, зато быть лучшим и расти в должности очень любил. А помощник с компьютерными мозгами в этом мог бы очень помочь.

Пространства для маневра вроде как не было. Но только на первый взгляд! У Роджера созрел простой и отвратительный план. Если подумать здраво, то родственные связи могут не только трепать нервы и рождать чувство собственной неполноценности. Наверное. Мало кто решался проверить на своей шкуре, но чисто теоретически… Почему бы не воспользоваться ими ради благого дела.

Обращаться к своему брату-гению Завраксу Роджер хотел меньше всего на свете, а просить об услуге и того меньше, но если выбирать между тем, чтобы утереть нос Тому с его девкой, Хэдли и всей галактической полиции, и тем, чтобы быть самую малость в долгу перед кузеном, Роджер для себя всё решил. Он уже сейчас понимал, что тысячу раз пожалеет, но ничего не мог с собой поделать.

Планета полыхала красным. Багрянцем отливали кроны деревьев, алыми ростками сквозь землю пробивалась трава. Светло-розовое море подкатывало к нежным песчаным берегам цвета чайной розы. Планета была красивой — на меньшее Завракс бы не покусился.

Роджер припарковал видавший виды звездолёт на орбитальной станции и спустился вниз на шаттле. Несколько моделей “Энн”, светловолосые, голубоглазые и совершенно прекрасные, в голубых лётных комбинезонах ждали его в космопорту. Они были приветливы, от их белозубых улыбок уголки губ сами приподнимались, а внутри разливалось тепло. Одна из девушек запрограммировала спидер, и они понеслись сквозь багряные пейзажи.

Завракс гулял по парку с красными деревьями и кустами. Серые дорожки были чистыми настолько, что с них, казалось, можно было есть. Поодаль расположилась группка босоногих Энн в синих платьях. Они оживлённо переговаривались и, не стесняясь, рассматривали гостя. Когда Роджер подошёл ближе, он заметил, что голову Завракса обвивал тонкий обруч, а перед глазами был опущен голографический козырёк, на котором мелькали картинки. Он быстро моргал, а заговорил, напротив, слишком медленно, как будто был под кайфом:

— Дорогой кузен, доброго утра!

— Сейчас вечер по планетарному и ночь по межгалактическому.

— Время — это условность, — сказал Завракс всё ещё немного заторможенно, потом смахнул голографический козырёк и заговорил нормально: — Так чем я обязан твоему визиту?

— Мне нужен андроид-полицейский. Самой последней модели. Такой, чтобы АндроидКорп увидели и обосрались от зависти.

— Но Роджер, у меня нет андроидов-полицейских. — Он развёл руками. — Зачем бы они мне пригодились на планете, где кроме меня никто не живёт.

— Ну, я не знаю. Должны же у тебя быть какие-то козыри в рукаве. Или тайная лаборатория, где ты клепаешь суперпрототипы.

Завракс задумался. Его, похоже, серьёзно задело предположение, что у него может не быть козырей в рукаве.

— Могу дать тебе одну из Энн. Некоторым из них я внедрил интересные программы, вроде умения плавать с аквалангом, играть в дженгу или танцевать сальсу. Есть парочка со знаниями кунг-фу и ашварианского рукопашного.

— Сальсу оставь себе, а вот про ашварианский давай поподробнее.

На этой Энн тоже не было обуви, но одета она была в широкие штаны чуть ниже колена и в майку, скроенную как один большой крест. Светлые волосы были убраны в пучок. Она выглядела хрупкой, но ощущение было обманчивым. Подраться с ней Роджер не хотел бы.

Завракс прощался с андроидом, как мамка, которая отправляет сына в космос в первый раз, спрашивая не забыл ли он термобельишко и работает ли его генератор воды. Энн внимательно слушала и кивала с сосредоточенным личиком. В конце концов Завракс поцеловал её в лоб и отпустил.

Так трогательно, что самую малость хотелось блевать.

***

Итак, его несли по длинным коридорам, как мешок с дибоггами. Одна рука лежала на пояснице, вторая поддерживала за внутреннюю сторону бедра.

И можно, конечно, его осудить, воззвать к морали и все дела, но у Роджера встал. То ли он слишком много дрочил в последнее время, то ли слишком мало. Как-то так вышло, в общем. И андроид странно его держала! Слишком интимно, трогала под коленкой и за поясницу. Кто так переносит пленников?!

Почувствовав грудью стояк, андроид остановилась.

  — Реакция не входит в число ожидаемых, — озадаченно произнесла она.

  — Ну, прости, что расплавил твои электронные мозги.

Если подумать, то это неплохой способ решения проблем — пугать андроидов стояком. Как только что-то не так, расстёгиваешь штаны, и ваш пластиковый друг настолько озадачен, что выходит из строя.



Данила Москвитина

Отредактировано: 24.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться