В зеркале ты одна

Размер шрифта: - +

Глава 28

***

Он уехал! Одной проблемой стало меньше. Мне начинает казаться, что после нескольких досадных неудач, фортуна снова мне улыбнулась. Усталость и напряжение сказываются не лучшим образом, но уже сегодня все закончится и я изо всех сил стараюсь себя этим подбодрить.

 

28

Стеклянная дверь плавно распахнулась, пропуская в просторное помещение нежданного посетителя. Робкому секретарю, приступившему к своим обязанностям лишь на прошлой неделе и отчаянно боявшемуся в любой мелочи вызвать недовольство шефа, пришлось дважды повторить фамилию, сообщая о его приходе. А ведь фамилия такая простая и спутать ее сложно. Кларк. Квернтин Кларк.

Кэндел хотел бы ошибиться, но память не пожелала идти на сговор. В глубине души он всегда знал, что однажды увидит его снова. И всегда боялся этой встречи. Иногда воображение рисовало ему уж совсем мрачные картины. Например, как обманутый им Кларк выслеживает его, возвращающегося поздним вечером домой, и заставляет сполна заплатить за содеянное.

Но все произошло иначе. В его кабинет вошел мужчина в светло-сером костюме. Его зеленые глаза быстро поймали пристальный взгляд Кэндела и ответили таким же. Его непроницаемое выражение лица Кэнделу не понравилось, и он с облегчением дождался момента, когда после непродолжительной паузы, посетитель заговорил:

- Полагаю, обмен любезностями между нами можно пропустить, мистер Кэндел.

- Разумеется. Я понимаю, что это не визит вежливости, однако… - Кэндел запнулся.

- Однако вы не понимаете, чего ради я решил к вам прийти, не так ли? – продолжил за него Квентин Кларк. Губы его растянулись в усмешке, а сам он не без удовольствия отметил, что на собеседника его приход произвел ровно такой эффект, какой ему и требовался. Он не стал дожидаться ответа и продолжил:

- Я здесь не для того, чтобы напоминать вам о событиях четырехлетней давности. Хотя если нам сейчас не удастся найти общий язык, мне придется о них вспомнить. Только делать я это буду не здесь, а в офисе любой из газет жадных до разоблачений. Их много, пожалуй, я даже возьму на себя труд выбрать ту, которая чаще остальных пестрит провокационными заголовками.

- Чего вы хотите? Я могу возместить…

- Конечно, можете, - снова не дал ему закончить Квентин. Он чувствовал себя все более уверенно, сидя напротив Кэндела и наблюдая, как на побледневшем при его появлении лице медленно проступают красные пятна. – Можете, но меня не интересуют деньги.

- Что тогда? – Джеральд смутился. Когда Кларк заговорил о газетах, он уже было подумал, что удастся от него откупиться.

- У вас есть то, что мне нужно, - по-прежнему спокойно и уверенно сказал Квентин. – У вас есть два поддельных чека, которые вы получили от моей кузины Лилиан Хортон. Помните эту милую девушку? Когда-то вы с ней были очень дружны.

При упоминании имени бывшей Кэндел еще больше побледнел и окончательно стушевался. Увидел бы сейчас его кто-нибудь из многочисленных подчиненных, не смог бы поверить собственным глазам. Вместо уверенного в себе, требовательного и надменного Джеральда Кэндела в кабинете находился кто-то другой, лишь отдаленно его напоминавший. Он встал и чтобы скрыть предательскую дрожь в руках, оперся о стол.

- Зачем они вам?

- За тем же, зачем и вам, - иронично улыбнулся Квентин.

Он тоже часто представлял их встречу, раз за разом прокручивая в уме предстоящий разговор. Но реальность и для него не совпала с ожиданиями. Он и не думал, что все окажется так легко. И это при том, что Квентин не сказал Кэнделу ни одного из тех выражений, которые старательно заготавливал в течение четырех лет.

– Собственно, я не настаиваю на получении обоих чеков, - пояснил он. - Мне достаточно одного.

- С чего вы взяли, что они все еще у меня? – Кэндел нервно дернулся и поджал губы. – Что если я давно от них избавился?

- Вы такую глупость совершить не могли, в этом я уверен, - Кларк все еще улыбался и не повышал голоса, но глаза его сузились и недобро засверкали. - Хотите на пару недель стать звездой бульварной прессы? Я легко могу вам это устроить. Только не повредит ли это вашей кристально чистой репутации?

- Если я отдам вам один из чеков, которые получил от Лили, могу я рассчитывать на то, что мое имя не всплывет, когда вы… когда вы его используете?

- Вы не в том положении, чтобы ставить условия. Хотя я и в этом готов пойти вам на встречу. От кого и при каких обстоятельствах я получил чек никто не узнает, - уже не скрывая своего пренебрежения, ответил Квентин.

Когда-то Джеральд Кэндел произвел на него впечатление. Сильный, волевой, честолюбивый. Квентин, с его природной мягкостью и деликатностью, вначале их знакомства восхищался удачливым финансистом, признавая в нем лидера. Сейчас перед ним был все тот же человек. За прошедшие с их последней встречи годы он успел взобраться по карьерной лестнице еще выше. Однако теперь Кларк ясно увидел обратную сторону этой амбициозной натуры. Кэнделу вовсе не чужды человеческие слабости. Он бессилен перед собственным страхом. Он отчаянно боится потерять то, чего достиг. Осознание этого не принесло Квентину удовлетворения, он оказался разочарован.

Такие как Кэндел становятся ролевой моделью для общества. Он – живое олицетворение успеха, человек достигающий поставленных перед собой целей. Если его попросят выступить на каком-нибудь семинаре, посвященном личностному росту, он непременно проявит себя как превосходный оратор и вызовет симпатии доверчивых слушателей. Наверняка, никому из них и в голову не придет задуматься о том, по скольким головам, уверенной походкой довелось прошествовать мистеру Кэнделу. Может это и не так важно, раз он обитает в этом кабинете?

Предавшись размышлениям, Квентин не сразу обратил внимание на то, что его собеседник отошел в противоположный конец помещения. Оглянувшись, он увидел, как Кэндел взял в руки одну из многочисленных папок, теснившихся на полках стеллажа. Мужчина спешно открыл ее. Чтобы обнаружить искомое, ему понадобилось чуть больше минуты.



Екатерина Бриар

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться