В зеркале ты одна

Размер шрифта: - +

Глава 30

Квентин пребывал в скверном настроении. Посещение Кэндела, хоть и прошло ровно так, как он и планировал, не принесло ожидаемого удовлетворения. Сидя на заднем сидении такси и глядя как типичные в своей унылости и претенциозности здания центра города сменяют друг друга, Кларк несколько раз доставал из кармана злополучный чек. Отправляясь к Кэнделу, он был уверен, что этого окажется достаточно. Квентин искренне считал, что как только у него в руках окажется неопровержимое свидетельство против Лили, это свяжет ей руки и она не сможет больше никому навредить. Но теперь его начали одолевать сомнения. Достаточно ли фальшивого чека четырехлетней давности для того, чтобы погубить репутацию безупречной Лили Хортон? Квентин пребывал в раздумьях на эту тему ровно до того момента, пока такси не подъехало к дому Хортонов. Он вздрогнул, увидев во дворе машину скорой помощи.

 

После посещения доктора Дональдса миссис Кларк пребывала в прекрасном расположении духа, поэтому на обратном пути Марку пришлось нелегко. Он выслушал сначала все ее колкие замечания относительно больницы и царящих там порядков, а потом был вынужден кивать всякий раз, когда словоохотливая женщина принималась комментировать состояние дорог и «совершенно несносное» поведение водителей. Когда они наконец-то добрались до дома, она, не дожидаясь пока Марк поможет ей выбраться из автомобиля, вышла и бодро засеменила по направлению к крыльцу. Литтон лишь усмехнулся, глядя как миссис Кларк, опередив его на дюжину шагов, скрывается за входной дверью. Однако его веселье улетучилось в тот момент, когда он сам переступил порог дома Хортонов. Из гостиной раздался полный ужаса крик.

 

Презрительная усмешка, застывшая на губах Лилиан Хортон, совершенно ей не шла. Миссис Кларк обнаружила племянницу сидящей в кресле и уже по столь несвойственному выражению лица поняла, что что-то не так. Она тихо окликнула ее, но девушка не отозвалась. Миссис Кларк все еще борясь с догадкой, которой отказывалась верить, подошла ближе и не смогла сдержать крика. Услышавший ее Марк, кажется уже в следующее мгновение оказался рядом. Все дальнейшие события она помнила смутно. Память сохранила лишь отдельные фрагменты. То, как Марк побледнел, схватив безвольно свисающую с подлокотника руку Лили. То, как к дому подъехала полиция и скорая. Кажется, потом приехал Квентин, а следом за ним Дэниел. Патрисия появилась, когда тело бедняжки Лили уже выносили, чтобы отвезти в морг. До этого момента Роза Кларк пребывала в состоянии шока, но увидев племянницу впала в истерику, обеспокоив своим состоянием всех присутствующих. Видеть одну из сестер в то время, как другую, словно вещь, помещают мешок и неловко выносят из дома. Нет, она просто не могла этого вынести.

 

Патрисия прижалась к стене, внезапно осознав, что ноги у нее вот-вот подкосятся. Перед глазами внезапно все потемнело. Кто-то придержал ее и ввел в дом. Потом были вопросы полицейских. Ее спрашивали о том, были ли у сестры конфликты или неприятности в последнее время, замечала ли она странности в поведении Лили. Она отвечала односложно, даже не пытаясь сосредоточиться. Перед глазами то появлялись, то снова исчезали черные точки.

Патрисия выслушала сбивчивые слова Квентина, но не задала ни одного вопроса. Она и так хорошо знала, что произошло с Лили. Слишком хорошо.

– Присмотри за тетей. Для нее это станет большим ударом, - закончила она разговор с кузеном.

Думала ли она в тот момент о том, что сестра погибла по ее вине, радовалась ли тому, что избежала грозившей опасности? Нет, она не сознавала себя после того, как Квентин произнес слово «умерла». Она повторяла его снова и снова, но не относила ни к Лили, ни к себе. Оно казалось инородным, невозможным и чужим.

Все это не помешало ей коротко переговорить со своей секретаршей. Патрисия позвонила девушке и сказала, что в семье произошло несчастье и все дела, запланированные на ближайшие дни, придется перенести. Разумеется, уже к вечеру о случившемся раструбят все газеты, но она не смогла заставить себя произнести вслед за Квентином «умерла».

Когда полиция и медики уехали, воцарилась тишина. Квентин давно увел мать наверх и заставил выпить снотворное. Теперь, сидя напротив Патрисии, он хотел и ей предложить лекарство, но никак не решался сказать это вслух. У нее было совершенно отсутствующее выражение лица, но глаза оставались сухими.

- Дэниел, ты можешь… - наконец произнесла она бесцветным голосом и тут же осеклась.

- Да, конечно. Ни о чем не беспокойся, - отозвался Сомерс. Ему не нужно было объяснять, о чем она хотела попросить. Он стоял позади ее кресла и с одинаковым беспокойством смотрел то на Патрисию, то на Литтона. Последний был бледен и все еще пребывал в немом оцепенении от случившегося. Ему, как и Патрисии, пришлось отвечать на вопросы полиции. С той лишь разницей, что в отношении сестры погибшей офицер проявлял приличествующую ситуации тактичность. Литтон подобного не удостоился. Ему даже в какой-то момент показалось, что его подозревают в причастности к смерти Лили. Уж очень дотошно его расспрашивали об их знакомстве, а потом и вовсе назвали пребывание в доме Хортонов переездом. Когда Марк поправил полицейского, тот лишь скептически хмыкнул и бросил на Литтона оценивающий взгляд. То, что он произвел не лучшее впечатление, Марка не волновало. Его вообще мало что теперь волновало. Мысли о Лили, неотступные и бессвязные, были единственным, что занимало его с тех пор, как он увидел застывшее в пугающей усмешке лицо. Стоило закрыть глаза и он снова видел ее – бледную, красивую и мертвую.

 



Екатерина Бриар

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться