В зеркале ты одна

Размер шрифта: - +

Глава 7

 

Около семи часов вечера приехала Патрисия. Марк к тому времени как раз спустился в гостиную. Миссис Кларк и Дэниел Сомерс уже были там. Завидев Патрисию, Дэниел с нарочитой театральностью произнес:

- О Патти, сколько лет, сколько зим!

- Дэниел, ты был здесь на прошлой неделе, - коротко отозвалась девушка, одарив его, как показалось Марку, не слишком радушным взглядом.

- Да, но успел по всем вам соскучиться. Даже по такой злючке, как ты, – не унимался Сомерс. - Уверен, ты по мне тоже очень скучала, не так ли? – озорно улыбнувшись, он подмигнул Патрисии.

- Что и говорить, без тебя мы все зачахли бы от скуки – подтвердила она.

- Поэтому я стараюсь регулярно посещать этот дом. Ну, а как насчет тебя старина, как ты умудрился угодить в это прекрасное женское общество? – он решил переключить свое внимание на Марка, что стало для последнего не самым приятным сюрпризом.

- Мисс Хортон пригласила меня ознакомиться с фамильным собранием гобеленов. Я планирую написать о них статью для издания, в котором работаю, - Марк прекрасно понимал, что выбрал излишне деловой тон для ответа. К тому же теперь это не вся правда. Не вся правда, если брать в расчет утренний поцелуй с Лили, о котором упоминать он, разумеется, не собирался.

- О, как интересно! С каких это пор ты прониклась семейными реликвиями, Патрисия? – продолжил сыпать вопросами Сомерс.

- Марк имел в виду не меня, а Лили.

- Лили?! Она вознамерилась облагодетельствовать таким образом общественность? Оригинально, ничего не скажешь. И что, по вашему экспертному мнению, мистер Литтон, раритеты, хранящиеся в закоулках этого дома, представляют какую-то ценность?

- Надеюсь, мне удастся описать их… - Марк готов был сказать Дэниелу какую-нибудь колкость, но тот, не дожидаясь ответа, перебил его:

 

- С удовольствием прочту!

Дэниел так энергично заверил Литтона в готовности прочесть еще ненаписанную статью, что тот не смог ничего возразить. - Манера вести беседу у мистера Сомерса весьма своеобразна, но похоже тут к этому все привыкли, - думал Марк, поочередно бросая взгляды на Патрисию и миссис Кларк. – Интересно, как к «другу со стажем» относится Лили? – от этой мысли внутри неприятно кольнуло. – Неужели я ревную? На это пока нет никаких оснований.

 

Когда уже было решено не ждать Лили и приступить к ужину, она вдруг возникла на пороге, как всегда неотразимая и прекрасная. Позднее Марк Литтон неоднократно воскрешал в памяти все мельчайшие детали того ужина.

Изысканная сервировка, вкусная еда, легкое вино. Звонкий смех Лили. Пытливые взгляды миссис Кларк, обращавшиеся то на него, то на племянницу. Патрисия с легким румянцем на щеках, немного оживившаяся под действием шуток Сомерса. И сам Дэниел Сомерс. Наибольшее внимание обращал на себя именно он. Казалось, этот человек обладает неисчерпаемым запасом историй, в которых главным действующим лицом, вне зависимости от описываемых событий, всегда становился он сам. Дэниел рассказывал мастерски. Он обладал потрясающей способностью в нескольких словах дать характеристику человеку, описать место действия и приступить к развитию истории так, что даже самое неповоротливое воображение живо включалось и начинало внимательно следить за каждым его словом. Марк сам не понял, в какой момент его впечатление о Сомерсе изменилось. Но именно за тем ужином от категории «Самодовольный наглец» оно перешло к «Неплохой малый». Вне зависимости от длины повествования, истории оказывались интересными. Дэниел говорил. Остальные только изредка прерывали его вопросами или обменивались мнениями, когда рассказчик ненадолго замолкал.

В один из таких моментов кто-то из присутствующих обмолвился о вещих снах. Разумеется, Дэниелу было чем поделиться с собравшимися касательно этой занятной темы, но миссис Кларк его опередила.

- Знаете, раньше подобные вещи я считала полной чепухой и немало гордилась своими взглядами. Запоминать сны и думать об их значении мне казалось несусветным суеверием. А между прочим среди моих подруг была одна неглупая особа, которая, по ее собственному признанию, даже завела для этих целей блокнот на прикроватном столике. Я едва сдержалась от того, чтобы не рассмеяться ей в лицо, когда она мне об этом поведала. Однако теперь я уже не так категорична.

- Что же заставило тебя изменить свои взгляды, тетя? – поинтересовалась Лили.

- Было несколько фактов, которые сначала привели меня в замешательство, а потом… Словом, я больше не считаю карандаш и несколько чистых листов такой уж несусветной глупостью Эмили Мастерсон.

- Миссис Кларк, я требую самых подробных подробностей на этот счет! - заявил Дэниел и все его поддержали.

Но Роза Кларк и так не собиралась лишать собравшихся столь интригующего рассказа. Убедившись в том, что ей удалось завладеть всеобщим вниманием, она продолжила:

- Видите ли, я стала запоминать некоторые из них… я имею в виду сны. Происходило это как-то даже помимо моей воли, видимо, настолько яркими и сильными были мои впечатления. Сначала все ограничивалось совершенно незначительными событиями. Я даже не стану о них упоминать, иначе вы сочтете меня выжившей из ума идиоткой. Лучше расскажу о действительно интересном эпизоде. Мне тогда было немногим больше, чем вам сейчас, - сказала она, обращаясь к племянницам. – И, признаюсь, определенные эксперименты с собственной внешностью были мне совсем не чужды.

- Что ты имеешь в виду, тетя? – спросила Патрисия.

- Без лишней скромности могу сказать, что у меня тогда были шикарные волосы. И вот представьте мое недоумение, когда однажды утром я проснулась в полной уверенности, что отрезала их. Увидев себя во сне с самым коротким каре, которое только можно себе вообразить, я была настолько поражена, что несколько минут провела в постели, тщательно осматривая свои длинные пряди. Увы, как оказалось, оставаться длинными им предстояло уже совсем недолго. Несмотря на столь сильный испуг после пробуждения, я быстро от него отмахнулась и предпочла забыть свой странный сон. Спустя пару недель вместе с одной из подруг я загорелась идеей стать платиновой блондинкой. У Кейт, так звали мою подругу, были светло-русые волосы. Знаете, бывает такой невыразительный мышиный оттенок. Вот это как раз случай Кейт. Окрашивание, пожалуй, было единственным действенным способом придать ее волосам хоть какой-то вразумительный вид. Но что случилось со мной? О чем я тогда думала? Мои волосы приобрели заветный тон, но какой ценой! Ухоженные шелковистые локоны остались только в моих воспоминаниях. То, что находилось у меня на голове даже с большой натяжкой нельзя было так именовать. Повторный поход в салон ознаменовался для меня стрижкой.



Екатерина Бриар

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться