В зеркале ты одна

Размер шрифта: - +

Глава 13

 

На чердаке было пыльно. Но куч ненужного хлама не наблюдалось. Вдоль стен высились нестройные, но вполне аккуратные, ряды коробок и кофров разного размера. Лишь в дальнем углу обнаружилась пара сломанных стульев с выцветшей обивкой.

Сомерс одобрительно присвистнул, окинув взглядом всю эту картину. Марк озираясь по сторонам, все еще сомневался в безобидности их самовольного проникновения. Какими бы привилегиями не пользовался его спутник в этом доме, лезть на чердак, без ведома хотя бы одного из домочадцев, ему казалось неслыханной вольностью. Он покосился на Дэниела, чтобы озвучить свои соображения, но тот уже решительно направился к коробкам.

 

- Ну, разве трудно было их подписать? – проворчал Сомерс, сидя на корточках перед деревянным ящиком внушительных размеров.

Его энтузиазм пока оставался без достойного вознаграждения. Внутри ящика оказался лишь старый глобус, измазанный местами черной краской.

- А как насчет этих? –предложил Марк. Справа от себя он обнаружил несколько небольших коробочек, высившихся одна над другой. Как и все здесь, они были покрыты толстым слоем пыли.

Дэниел тут же подскочил и схватил одну из них. Заметив, что Марк все еще стоит в нерешительности, он нашел чем его подбодрить:

- Ну же, старина, раз уж мы здесь, так давайте мародёрствовать!

Марка покоробило от этого замечания. Но определенную справедливость этих слов он для себя уловил – раз уж он не смог образумить Сомерса и более того, пошел с ним, глупо просто так стоять и пялиться по сторонам.

Он взял первую попавшуюся коробку и открыл. Внутри оказалось чучело вороны. Сохранилось оно неплохо, но Марк предпочел бы увидеть попугая с неправдоподобно ярким опереньем, чем это, словно замершее в немом ожидании, создание с черными глазками-бусинками. Из того, что ему довелось за последнее время услышать о Генри Хортоне, как-то само собой выходило, что тот был большим оригиналом.

В это время Дэниел наткнулся на пару музыкальных шкатулок, одна из которых оказалась в исправном состоянии, о чем возвестил ее протяжный мотив. Сомерс рассмеялся и, захлопнув черный лакированный сундучок, продолжил копаться в вещах.

Марк сам не заметил, как вокруг него образовалась внушительных размеров куча, состоящая из того, что когда-то кем-то было аккуратно упаковано для продолжительного хранения. Вначале он старался возвращать каждый предмет на место, но бросив через плечо взгляд на Дэниела, обнаружил, что того уже со всех сторон окружает содержимое распотрошенных коробок.

Дэниел Сомерс в эти минуты был похож на ребенка, который наконец-то добрался до запретного ящика отцовского стола.

- Похоже, он готов самозабвенно копаться тут несколько дней, если его никто не прервет, - подумал Литтон, едва подавив усмешку.

Чуть позже они оба все-таки оторвались от занятия, полностью поглотившего их внимание. Дэниел предложил сравнить «улов».

Ему удалось обнаружить несколько стеклянных шариков, что, по его мнению, свидетельствовало о тайных занятиях Генри Хортона спиритизмом. Далее шли три набора абсолютно одинаковых алюминиевых ложек, удививших только рельефным рисунком. Колода карт, кружевной веер внушительных размеров, потускневший подсвечник в форме цветка, несколько блокнотов, в которые Дэниел едва заглянул, заранее сочтя их малоинтересными. Также Сомерс открыл коробку с елочными игрушками, что не вызвало ожидаемого приступа сентиментальности и не было упомянуто при оглашении списка найденных им вещей. Из картонных тубусов он извлек несколько гравюр. Увы, их состояние местами оставляло желать лучшего, а Марк при всей своей любви к реликвиям не обладал настолько обширными знаниями, чтобы определить хотя бы приблизительно дату их создания. Однако чутье подсказывало ему, что они представляют собой гораздо большую ценность, чем прочие находки.

Марку повезло не меньше: сильно пожелтевшая от времени скатерть, старый бинокль, коллекция пластинок (он хотел было углубиться в их тщательное изучение, но вокруг оставалось еще столько всего!), полдюжины изящных рамочек, где вместо фотографий оказались бабочки с причудливым узорами на крыльях.

После того, как итоги были оглашены, а предметы возвращены в коробки, мужчины обменялись впечатлениями.

- Не буду скрывать, я ожидал от этого места большего, - без предисловий начал Дэниел.

- Да, бросьте… - поспешил откликнуться Марк. - Вы ведь мечтали на все это посмотреть, когда были ребенком. Уверен, попадись вам тогда, скажем, этот бинокль, вы были бы в восторге от возможности подержать его в руках.

- Возможно, вы правы, - задумчиво произнес Сомерс. – Но я не готов поставить крест на этой затее.

- Что вы хотите этим сказать? – спросил Марк, удивленно взглянув на него.

- Мы пробыли здесь несколько часов и сейчас, я знаю, нам пора уйти, чтобы не вызвать лишних вопросов. Но давайте вернемся сюда завтра. Уверен, что кроме этой симпатичной птички, здесь еще есть много сюрпризов, – сказал он, кивая на коробку, в которую было возвращено чучело вороны. – Разве вам не интересно узнать, что в них находится?

- Разумеется, интересно. Но во-первых, я не думал, что мы будем хранить наше посещение чердака в секрете…

- А во вторых? – нетерпеливо перебил его Дэниел.

- Время моего пребывания здесь ограничено. Шеф дал понять, что не потерпит задержек. Необходимый материал уже практически собран, я планирую написать статью и вернуться в редакцию.

Дэниел хмыкнул.

- Так она вас и отпустит, ждите, - пробормотал он себе под нос. Однако Марк расслышал его слова.

- Что вы имеете в виду? –спросил он.

- Ничего. Просто она не из тех, кто отпускает.

Марк знал, что дальнейших разъяснений не получит, поэтому воздержался от комментариев. То, что Сомерс имел в виду Лили и намекал на их отношения, было и так очевидно. Но что значит «она не из тех, кто отпускает»?



Екатерина Бриар

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться